Armat - national platform
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Расстрел армянских генералов 1937 года: один шаг от звания героев до звания  преступников
Память

Расстрел армянских генералов 1937 года: один шаг от звания героев до звания преступников

Октябрьская революция 1917 года, ознаменовавшая начало Советского периода, стала приговором для миллионов. Органы НКВД – в том числе и армянские – не дремали. Особенно пострадала элита нации, ее лучшие представители. Народ должен быть стать сиротой. Среди убитых есть имена, которым армянская нация в прямом смысле обязана своим сегодняшним существованием, и эти имена находились под запретом вплоть до конца 80-х–начала 90-х годов XX века.

Даже после их реабилитации многие не знакомы с именами выдающихся генералов Мовсеса Силикяна, Кристофора Араратяна и их товарищей – спасителей Армении, жизнь которых прервалась холодным декабрьским утром 1937 года. 

Генералы Христофор Араратян, Мовсес Силикян и их соратники оказались центральными фигурами, от действий которых зависел исход ключевых сражений против турецкой армии – Сардарапатской и Баш-Апаранской – и судьба оставшейся армянской нации, искалеченной войнами и геноцидом. Это были битвы, от которых зависело дальнейшее существование Армении.

История многократно доказывала, что право на жизнь малые народы должны завоёвывать кровью. 

Пережившей геноцид армянской нации нужно было из последних сил собраться и дать отпор, осознавая, что война будет не на жизнь, а на смерть.

15 мая 1918 года турки вторглись в Восточную Армению. Враг продвигался в Араратскую долину и на следующий день уже держал под своим контролем станцию Аракс, которая была в 10 км от Сардарапата. Турки превосходили армян как вооружением (против новейших 40 пушек армяне противостояли 18 старых), так и живой силой. Помимо этого,туркам помогали немцы.

Именно в таких условиях осуществлялась военная деятельность генералов. Положение исключало отступление. Возможно, именно это колоссальное напряжение послужило причиной безрассудной смелости командира второй дивизии Мовсеса Силикяна и командира артиллерии Христофора Араратяна.

«Если бы под Сардарапатом армяне потерпели поражение, слово 'Армения' стало бы просто географическим термином» – английский историк К. Уокер 

Было решено предвосхитить противника и напасть первыми, дабы создать у врага ощущение количественного превосходства. Известен первый приказ, данный артиллеристам Араратяном: «Стрелять всеми батареями!» Военная стратегия талантливого командира позволила захватить у турок 12 пушек. Генерал Мовсес Силикян крепко обнял Араратяна и сказал: «Хвала и слава тебе, Бог Сардарапата, хвала и слава твоим храбрым артиллеристам...». 

Все командование в важнейшей битве, имеющей 2 пути – Сардарапат и Баш-Апаран – фактически было в руках Силикяна. Он руководил общим фронтом, который закрывал дорогу противника к Еревану. Ограниченными силами ему удалось разгромить 13-тысячные турецкие силы, что явилось поистине беспрецедентной победой. 

«Я никогда не был так счастлив, как 25 мая 1918 года» – Х. Араратян.  

Таким образом, за весь период трехнедельной армяно-турецкой войны именно победой в Сардарапатской и Баш-апаранской битвах удалось остановить продвижение турецких войск к Еревану, что позволило 28 мая 1918 года провозгласить государственность армянской нации и создать Первую республику. 

Военные успехи мотивировали армянское командование продолжать борьбу за освобождение армянских земель, однако вмешались политики. На переговорах в Батуме армянские делегаты не были осведомлены о военных успехах. В результате отвоеванные территории вновь перешли под контроль турок. Из-за своих политиков армянскому народу ценой тысячи жизней пришлось отказаться от своих исконных территорий, и независимость была провозглашена на окруженном врагами маленьком клочке земли. 

Впоследствии в 1919 году Христофор Араратян по совету Мовсеса Силикяна будет назначен военным министром Первой республики: «Необходимо присвоить ему заслуженный чин генерала и пусть с богом руководит Министерством обороны. Он горяч, резок, матершинник, прекрасно владеет кроме армянского и командирским языком. Ему и карты в руки...».  

Вскоре появляется новая возможность исправить тяжелые последствия провальной дипломатии: турки, гонимые войсками Англии и Франции, оставляют Карс. В апреле 1920 года генерал Силиков принимал город, оставленный без боя. В свою очередь Араратян, отказавшись от новой должности в правительстве Армении, также отправляется в Карс – участвовать в обороне города. Успех армянских сил на этот раз наталкивается на изменение внешнеполитической конъюнктуры: на переориентацию турок, переметнувшихся на сторону большевиков. Армянские политики вновь не справились с ситуацией. Происходит позорная сдача Карса. Араратян вместе с другими командующими попадает в плен, где пробудет в течение года.

Жертвы сталинских репрессий.

Накануне установления новой власти Мовсеса Силикяна увольняют из армии. Скоро его подвергают ссылке, но в 1921 году пересматривают дело и освобождают. Основное занятие Силикяна в советские годы – это мелкое предпринимательство. Последние годы жизни он проводил играя в шахматы с приятелями и вспоминая славные военные годы. Впрочем, не только он: эмигрировавшие из страны руководители Первой республики часто вспоминали его имя в своих мемуарах. Видимо, это и стало причиной его повторного ареста. Сын генерала Силикяна вспоминает: «Отнеся последнюю передачу в декабре 1937 года, мать вернулась и с обидой говорила, что отец в записке указал на необходимость лучше простирывать обшлага сорочек. По своей наивности, если не сказать глупости, мы ничего не поняли. И только когда женщина, стиравшая белье, принесла лиловый комочек – то, что осталось от написанной химическим карандашом и вложенной в обшлаг сорочки записки, мы узнали, что отец хотел нас о чем-то предупредить».  

Арест Силикяна потряс и Христофора Араратяна, который после годичного плена обосновался на советизированной родине. Не говоря домашним, он тайком пошел в НКВД узнать причину ареста своего товарища, на что услышал, что, мол, он может идти, за ним тоже скоро придут. Араратян во времена СССР занимал должность командира армянской стрелковой дивизии, а также главы военной кафедры в Ереванском государственном университете. 

Из воспоминаний внука Христофора Араратяна: «Я ознакомился с архивами и читал их допросы. Я читал, что говорил каждый из них, и все отказывались от обвинений в их сторону. Их обвиняли, что они организовали фашистские группы, которые должны были бороться против СССР. Это абсурд! И так вышло, что все те люди, которые были героями великого Сардарапата, всех застрелили» 

10-го декабря, в 5 часов утра, в ущелье Норка была доставлена группа бывших военных. Это были генерал Мовсес Силикян, генерал артиллерии Христофор Араратян, генерал Дмитрий Мириманов, полковники Агаси Варосян, Степан Оганесян, Акоп Мкртчян, Арутюн Акопян. Чекисты хотели надеть им повязки на глаза. Все отказались:

— Стреляйте, вашу мать... Мы не раз смотрели смерти в глаза! 

Армения за одно мгновение потеряла своих основных спасителей. То, чего не смог сделать турок в открытом бою, сделал советский режим в мирное время.  

Иллюстрация: Anaïs Chagankerian

Комментарии

Что читать далее