Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
«Сехер» – рассказ оппозиционного  турецкого политика Селахаттина Демирташа
Культура

«Сехер» – рассказ оппозиционного турецкого политика Селахаттина Демирташа

«Сехер» – небольшой рассказ, написанный политическим деятелем, членом Демократической партии народов Турции, депутатом парламента Селахаттином Демирташем. По этническому происхождению – заза (иранский народ). Демирташ – один из активных борцов за демократическую Турцию, за равенство прав и свобод. 

В ноябре 2016 года Демирташ был арестован по подозрению в связях с Рабочей партией Курдистана. В феврале 2017 года Демирташ был признан виновным в «оскорблении турецкой нации» и приговорён к пяти месяцам заключения, однако это не помешало 13 мая этого года утвердить его кандидатуру на пост президента.

Примечательно, что администрация тюрьмы Диярбакыра, в которой отбывал наказание Демирташ, запретила его книгу с рассказами в связи с тем, что она якобы таит в себе «зашифрованные сообщения».

Сехер  уложила сестер в кровать, нарисовала им на руках узор из хны, надела на руки, как рукавицы, старые носки, и затем Пинар с Кадер легли спать. После этого Сехер легла в кровать вместе с сестрами. От радости все не могли заснуть, потому что знали завтра их ждет праздничное утро. Пинар не могла перестать думать о своем новом платье. Ей в первый раз купили новый наряд. До этого она была вынуждена донашивать старые платья Кадер. Кадер же купили к празднику новые туфли. Поэтому настроение у обоих было праздничное. Хихикая, они до полуночи шептались под одеялом. Им было неважно, что подумает старшая сестра. Младшие сестры понимали, что сестра не может долго на них злится – она их очень любит. В итоге, обнявшись, все заснули.

А Сехер волновало другое. На днях она ответила согласием на предложение о встрече. Вместе с парнем по имени Хайры они работали в одном ателье. Накануне оба остались сверхурочно. Выходя из ателье, Хайры предложил ей встретиться. Долгое время они бросали друг на друга осторожные взгляды в ателье, и на работе уже начали ходить сплетни. Такие вещи никогда не могут  скрыться от посторонних глаз.

Сехер также думала о том, что время ее замужества проходит. Ей было 22 года. И временами ее посещал страх о том, что она навсегда останется дома. Ее сверстницы вышли замуж в 18 лет и уже сделали потомство. К ней тоже несколько раз приходили свататься, но она не ответила согласием. Ее кровь закипала только к Хайры. Высокий, с волнистыми волосами и полными губами – его можно было назвать красивым. И вот уже восемь месяцев они работали в одном месте. Но Хайры начал работать в мастерской намного раньше – уже четыре года трудится он в этом месте, сразу после службы в армии.

С утра все проснулись с чувством сладкого беспокойства. Отец Сехер Гани вместе с братьями ушел в мечеть на намаз. Сестры Пинар и Кадер побежали в ванную смывать с рук высохшую хну.  В это праздничное утро они были живыми и жизнерадостными. Сехер же смыла свой рисунок, а затем помогла смыть сестрам. Их нежные ручки стали красными, как гранат. Затем Сехер расцеловала маленькие ладошки своих сестренок. Мать Султан была на кухне. Ведь к приходу мужчин с мечети завтрак должен быть на столе. Сехер тоже отправилась на кухню, чтобы помочь матери, а маленькие озорницы побежали в свою комнату переодеться к празднику.  В одну комнату перенесли все кровати, чтобы освободить вторую для праздничного стола. Семья никогда не собиралась вместе за одним столом, за исключением таких праздничных завтраков. Мужчины, вернувшись из мечети, поздравили всех с праздником. Все, кроме матери, поцеловали, как полагается, руку отца семейства. Отец, обнял и поцеловав Пинар и Кадер. После этого дети поцеловали руку матери, и она их всех крепко обняла и поцеловала. Затем сестры поцеловали и поздравили с праздником друг друга. Сехер обняла и поцеловала самого младшего брата Энгина. Он был ей особенно дорог. Сехер, вытащив из кошелька немного денег, поздравила брата с праздником. Энгин ни в какую не хотел брать деньги, но в итоге поддался уговорам сестры. В конце-концов, вся семья, наслаждаясь приятной беседой, приступила к завтраку.

До обеда семья сделала несколько визитов соседям, затем мужчины покинули дом. Осталось три часа до встречи Сехер с Хайры, но она еще ни о чем не сказала матери. Мать была очень привязана к детям, но Сехер всегда занимала особое место в ее сердце. Сехер была не только ее дочерью, но и другом по жизни, другом, который не оставит в беде, человеком, которому можно довериться. Она более терпимо относилась к Сехер, чем к другим детям. После нескольких предупреждений она все же разрешила Сехер выйти на улицу, ничего не спросила, но отлично знала старшую дочь, чтобы догадаться самой обо всем.

Они встретились в кафе напротив городского суда. Когда она зашла вовнутрь, Хайры сидел один за столом, он встал и пожал руку Сехер.

Добро пожаловать. С праздником, сказал он. С добром пришла.

Тебя тоже с праздником,  ответила она немного дрожащим голосом.

От волнения она вся вспотела. Впервые девушка встретилась с кем-то. И как все пройдет, как отнесется к ней она ничего не знала. Много лет Сехер жила жизнью «работа – дом». В ателье некоторые девочки рассказывали о таких вещах, но самой проживать что-то подобное – это совершенно другое. Спустя время она немного успокоилась. Пока сердце Сехер продолжало сильно биться, они болтали о незначительных вещах. Потом она расслабилась, и они немного поговорили о своем прошлом, о своих семьях.

Разговаривая, Сехер открылась и доверилась ему, будто провела уже много лет вместе с ним. И в этом была большая заслуга Хайры. Общаясь, он просто очаровал ее. Возможно, у него уже был подобный опыт. Возможно, он уже встречался с другими девушками. Он же мужчина, в конце-концов. Рассказывая что-то Сехер, Хайры видел только ее одну. Он наклонил голову немного вперед, и у Сехер появилась возможность изучить его лицо.

Через два часа они вышли из кафе и попрощались. Ноги Сехер стали словно ватные, наверное, влюбилась. Она шла пешком до дома. И всю дорогу не могла ни о ком думать и ни о чем думать, кроме Хайры.

Она чувствовала, что у нее то краснеют щеки при мыслях о нем, то кружится голова. Это запретное и тайное свидание навело на нее страх при мысли, что она уже рядом с домом. Если бы услышал отец и братья, ей бы пришлось несладко. Поэтому нужно быть очень осторожной, чтобы никто ничего не заметил. Она даже не могла позволить себе открыться матери. Когда Сехер пришла домой, мужчины еще не вернулись. Мать специально не стала ее расспрашивать ни о чем. Однажды дочь сама ей все расскажет.

Пинар и Кадер рано расстелили кровати и, устав за весь день, моментально заснули. Сехер тоже легла, но вместо сна часами мечтала о Хайры. Она думала о том, как будет невестой, о своей свадьбе, о том, как все ее вещи окажутся в доме Хайры. И от стеснения ее щеки горели. Он даже не заметила, как уснула.

На следующее утро вся семья снова была в сборе за завтраком. Сехер настолько переживала, что семья может что-то узнать, что прятала от всех лицо. На диване сидели еще двое, кто не смотрел друг другу в лицо. Это отец Гани и брат Хади. Вчера ночью они случайно пересеклись в одном из борделей Аданы, однако, оба сделали вид, что не знают друг друга. В таких случаях между мужчинами существует негласное соглашение делать вид, как будто ничего не было. За завтраком они избегали друг друга, даже словом не обмолвились. Тем более, что у Хади в этом году была помолвка, а летом предстояла свадьба.

Когда Сехер после праздника пришла на работу, ее сердце все время стучало – Хайры был рядом. Весь день оба не могли оторвать взгляда друг от друга, а в столовой сели за одним столом. Смотря на других мужчин, она чувствовала себя невероятно счастливой. Потому что самый красивый, самый добросердечный мужчина был Хайры и он, по велению своего сердца, выбрал именно ее. Она хотела, чтобы эта сказка не заканчивалась.

После работы они вдвоем вышли из мастерской. Сехер хотела попрощаться уже, но Хайры, стесняясь, предложил.

Мои друзья приедут на машине и, если хочешь, подвезут тебя до дома.

Не утруждайте себя.

Да о чем ты говоришь, мы все равно поедем в ту сторону.

Хорошо, но остановите в начале улицы, этого будет достаточно, согласилась Сехер.

Когда они сели в машину, Хайры познакомил ее со своими друзьями. Все поздоровались. С человеком, который вел машину, все разговаривали шепотом. Хайры в машине изменился: не разговаривал с Сехер и водителю не указал дорогу. Когда они сошли с главной улицы, уже потемнело. Сехер беспокойно заметила:

Вы поехали неправильно, я живу в районе Шакырпаша.

Не переживай, мы просто немного прогуляемся, подышим свежим воздухом, потом отвезем тебя домой.

Хорошо, но не будем сильно опаздывать, меня ждут дома, взволнованно ответила Сехир.

Через некоторое время машина заехала на лесную тропинку. Сердце Сехер стало невыносимо громко стучать. Углубившись в лес, машина остановилась.

Выходи, немного освежимся, в лесу воздух замечательный, сказал Хайры, взяв Сехер за руку.

Нет, я не хочу выходить из машины, мне срочно нужно домой, робко попросила Сехер.

А зачем ты села тогда в машину, если не собираешься выходить, черт побери! вдруг закричал Хайры.

Сехер не поняла, кто кричит, Хайры или кто-то другой. Это не мог быть голос Хайры. Она не могла поверить. Остальные вышли из машины, и подошли к ней. Один обнял ее за талию, другой гладил волосы. И с помощью Хайры они повалили ее на землю, держа за ноги и руки. Она хотела закричать, но словно потеряла голос. Весь мир замер, все замерло, только двигался Хайры.

Когда Сехер очнулась, то обнаружила себя лежащей на обочине, и сначала подумала, что спит. Она пыталась проснуться, но не получалось. Кажется, меня сбила машина, подумала она. Такого не может быть, тот кошмар, который пришел мне в голову, невозможен. Когда машина сбила меня, я потеряла сознание и увидела кошмар. Так пыталась убедить себя Сехер. На улице было тихо. Она поняла, что находится в каком-то промышленном районе. Сехер встала и пошла туда, откуда слышался шум машин. Когда она вышла на проспект, то узнала, где находится. Дом был совсем недалеко. Она ускорила шаг и старалась ни о чем не думать.

Дверь открыла мать и, увидев Сехер, издала крик.

Что случилось с тобой, детка?

Сехер не могла ничего ответить, у нее пропал голос.

Мужчины еще не вернулись домой. С самого утра они ушли на сельскохозяйственную лавку продавать овощи и должны были вернуться поздно вечером. Мать отвела Сехер в ванную. Пинар и Кадер испуганно глядели на старшую сестру. Мать, сняв с нее одежду, увидела кровь, синяки и не смогла сдержать слез. Она зарылась в волосы дочери и рыдала без остановки. Ее слезы смешивались с горячей водой. Султан помыла, расчесала дочь и снова помыла. Сехер наконец пришла в себя и первый звук, который она издала за несколько часов молчания – это душераздирающий вопль. Мать обняла ее и они плакали, обнявшись, плакали о том, что было и о том, что будет…

Когда Сехер высохла, мать одела на нее пижаму, уложила в кровать и укрыла одеялом. И сидела долго рядом с ней, поглаживая ее волосы и читая молитвы. Пинар и Кадер спрятались в углу и наблюдали. Сехер вскоре заснула. Тем сладким сном младенца, которого на руках укачала мать. Только на ее лице была усталость. Мать осторожно вышла из комнаты с младшими сестрами, бесшумно закрыв дверь.

Чуть позже в дверь тяжело постучали. Это были мужчины. Соседи разнесли новости, что видели Сехер на улице в крови и слышали крик из дома. Поэтому мужчины с тревогой вернулись раньше времени домой.

Что случилось с Сехер?» спросил отец Гани.

Сейчас она в порядке, спит, ответила мать.

Что же случилось?

Что случилось, то уже случилось, обреченно сказала мать Султан.

Отец и Хади резко встали, один Энгин не понял, что произошло. Гани сказал Хади позвать родственников-мужчин.

Пусть сразу же приходят.

 Султан умоляла.

Пусть сейчас никто не приходит.

Это дело по-хорошему не закончится, сказал отец и добавил. – Другого выхода, кроме как умереть, нет.

Султан мать перекрыла дорогу мужу.

Моя девочка безгрешна, не тронь мою девочку, взмолилась она, но на отца это никак не подействовало.

Прошло совсем немного времени, пришли родственники мужского пола. Все мужчины закрылись в комнате и громко спорили некоторое время. Мать Султан ни на шаг не отходила от Сехер, тихо сидела рядом у ее кровати, целовала ее волосы и плакала. Через некоторое время мужчины молча покинули дом. В комнату зашел Хади.

Мама, ты выйди из комнаты.

– Не выйду, сын, свою дочь не оставлю, куда собираетесь ее отвезти, отвезите меня туда же, бросила вызов мать.

– Ты не становись между нами. Тебя это не касается. Это дело чести, нашей чести, сказал Хади.

– Пусть  провалится ваша честь! – закричала Султан. – Моя дочь невинна, держитесь подальше от моей дочери!

Cехер практически проснулась, открыла глаза и встретилась взглядом с братом. Они были наполнены слезами, но выражение его лица оставалось жестоким. Сехер все поняла, встала с кровати и медленно пошла в ванную одеваться. После этого она попросила у брата разрешение попрощаться с матерью. Сехер крепко обняла мать, обе не могли говорить из-за несмолкаемых рыданий. Пинар и Кадер боялись и тоже плакали. Сехер множество раз обняла их и поцеловала.

– Не забывайте свою старшую сестру, хорошо? – попросила она.

Сестры поняли, что случилось что-то нехорошее и не хотели отпускать старшую сестру. Но отец закричал.

– Выходи на улицу, пора!

Мать спрятала дочь за своей спиной.

 – Сначала убейте меня! – невозмутимо заявила она.

Муж ударом по лицу свалил ее на землю.

Не мешайся! – посыпались ругательства.

Султан, не вставая с земли, обхватила ноги мужа, умоляла его, но тот был непреклонен. Не посмотрев на Сехер, он, молча, рукой указал ей на дверь. Сехер, склонив голову, покорно вышла. На улице они все вместе сели в ожидавший их фургон. Соседи, приоткрыв занавески, бесшумно наблюдали, как увозят Сехер. По дороге им никто не встретился. Сехер сидела с Энгином на заднем сиденье и крепко держала его за руку. Энгин хотел обнять сестру, но страх перед отцом помешал ему это сделать.

Они остановились за городом возле какого-то пустыря. Сехер первая вышла из машины и ждала других. Ее красивое, ясное лицо было освещено лунным светом. Они пошли. Впереди отец, за ним Сехер, сзади Хади и позади всех Энгин. Вокруг тишина, только примерзшая земля Аданы похрустывала от их шагов. Отец остановился и сзади него все остановились. Отец вытащил из-за спины пистолет и протянул его Энгину. Сехер впервые потеряла выдержку.

Отец, пусть я буду твоей жертвой, не заставляй Энгина это делать, он еще ребенок, он не выдержит тюрьмы! умоляла Сехер.

Отец, пытаясь сдержать слезы, твердо сказал.

Возьми, сын, и покончим с этим.

Энгин взял пистолет из рук отца, его рука дрожала.

Вставай на колени! приказал Хади сестре, пытаясь быть жестким и спрятать чувства.

Отец, позволь поцеловать твою руку, сказал Сехер измученным голосом.

Отец протянул ей руку. Второй рукой он пытался вытереть глаза.

Благословляю тебя, дочь моя, еле смог он вымолвить.

Затем она обняла брата Хади, попросила его благословения, но он стоял неподвижно. Последнего она обняла Энгина, он тоже крепко ее обнял, опустив пистолет. Множество раз они поцеловали друг друга.

Сехер встала на колени, Энгин взял в руки пистолет, зарядил его, ствол задрожал у него в руках.

Я буду твоей жертвой. Ты ничего и никого не бойся, а в тюрьме береги свое здоровье, напутствовала Сехер на прощание.

Энгин, закрыв глаза, прокричал «Сехер, сестра» и выстрелил. От звука выстрела в воздух взлетели вороны с дальних тополей. Сехер упала, и ее горячая кровь потекла по замерзшей земле Чукурова (район в провинции Адана, прим.)

Трое мужчин в ночном лесу украли все мечты Сехер.

А затем еще трое мужчин забрали жизнь Сехер глубокой ночью на пустыре.

Перевела Ольга Бородина

Комментарии

Что читать далее