Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
«Этот язык будет жить вечно». Интервью с Хурие Шагин, автором первого учебника по грамматике амшенского диалекта

«Этот язык будет жить вечно». Интервью с Хурие Шагин, автором первого учебника по грамматике амшенского диалекта

И вот наступил тот момент, когда мы публикуем не грустные, а радостные новости об Амшене и амшенских армянах.

У амшенцев Турции впервые появилась возможность учить родной язык на новом, совершенно ином уровне. Учебник «Hamşetsnak Lizu Kidanutun» (Грамматика амшенского языка) интеллектуалки и правозащитницы Хурие Шагин — это смелый и важный шаг в истории амшенского диалекта, который, хоть и был сделан поздно, но ни в коем случае не с опозданием.

Несмотря на все виды давления в Турции, благодаря смелости наших соотечественников-амшенцев самобытность, культура и язык амшенцев сохранились и живут до сих пор. Однако не можем не отметить, что армянский диалект амшенцев сохранился до наших дней в сказках вяжущих чулки бабушек из амшенских долин, в песнях амшенских пастухов, в звонком хохоте женщин, собирающих чай, и в шутках детишек в лесистых деревнях Артвина, Хопы, собирающихся в зимние вечера у печки, на которой жарятся каштаны и орешки.

Пока мы читаем грустные доклады, что ЮНЕСКО включил амшенский в список исчезающих языков, смелая миниатюрная женщина по имени Хурие Шагин изучает, пишет и составляет первый учебник по грамматике амшенского языка.

Сотрудник Horizon София Акопян.

Госпожа Шагин, вы одна из немногих представительниц амшенского интеллектуального круга, кто никогда не ставил под сомнение, что амшенцы — армяне, не избегал открытых формулировок и никогда не обращал внимание ни на давление националистов, ни на распространенность амшенского диалекта, ни на мало обнадеживающие отчеты о его состоянии. Как, будучи из обычной амшенской семьи, вы решили посвятить себя этому непростому делу? Когда вы смогли сформировать четкое представление о своей идентичности?

Все началось еще в годы моего детства, с рассказов моего дедушки. Мой дед всегда говорил, что мы были исламизированы силой меча. Дорога наших пастбищ проходит по жатвам Артвина. Всякий раз, когда мы проходили там, мой дед показывал на скалы и говорил: «Вот отсюда армян бросали вниз». Он рассказывал и другие вещи, армяне говорили: «Мы могли спокойно говорить на нашем языке только в туалете». Все это он рассказывал на амшенском диалекте. И так как с 13 лет я была погружена в революционное движение, я стала частью борьбы против притеснения народов. Это позволило мне лучше понять как историю амшенских армян, так и геноцида армян.

Как родилась идея книжного проекта?

На самом деле, этот проект существовал давно. Еще в 2014 году, после моей книги «Как политика ассимиляции уничтожает языки», которая, в основном, об амшенских армянах и их истории, я решила написать также эту книгу. В первой книге я доказываю, что так называемый «амшенский» — это один из диалектов армянского языка, провожу сравнение между восточноармянским и западноармянским языками и амшенским диалектом. А эта книга полностью посвящена грамматике. Мне придали смелости написать эту книгу две вещи: первое — хорошее владение нашим диалектом, а второе — пособие по изучению армянского языка, изданное Армянским Патриархатом Константинополя. Прочитав его, я поверила, что способна создать труд по лингвистике, многое из этой книги я использовала в своем труде. Поскольку амшенский — диалект западноармянского языка, я смогла использовать оттуда много примеров, но большая часть моей книги сосредоточена на самом диалекте.

Были ли другие армяне, которые поддерживали вас в этот период?

Публикацией этой книги я обязана Арутюну Черме. Я познакомилась с ним в 2011 году, он научил меня армянскому алфавиту и классическому западноармянскому языку. Это он мне подарил книгу патриархата. Помню, как в том году холодной зимой мы занимались в кафе «Орманчы таш-фырын». Если бы мы этого не делали, то все это не имело бы продолжения.

Вы упомянули, что считаете амшенский западноармянским диалектом. Есть амшенские интеллектуалы, которые, например, считают его смесью восточноармянского и западноармянского, в то же время в некоторых исторических источниках отмечается, что амшенцы эмигрировали из Котайкской и Арагацотнской областей Восточной Армении.

В своей первой книге я нашла и особо отметила восточноармянские следы амшенского диалекта. Но, в любом случае, амшенский — это диалект группы «-kə».

Когда я проводила анализ амшенского диалекта, то, что я не могла найти в восточноармянском, я находила в западноармянском языке и наоборот. На самом деле, я считаю, что амшенский это классический армянский, который лежит в основе как западноармянского, так и восточноармянского языка, а диалектом его сделала исламизация амшенцев в 1700-х годах, которая отрезала местных армян от армяноязычной системы образования. Армянская интеллигенция Полиса (Константинополя — прим.) также вышла из рамок классического армянского языка, и, хотя церковь одно время была против этого, появился современный западноармянский. Весь период работы меня курировали армянские учителя Марал Устапал и Арас Сарычопан, а после завершения очень красивую редакционную статью написал Севан Ншанян.

Лазы, соседи амшенцев, давно уже решили этот вопрос, представив первый официальный учебник лазского языка. В этом плане ваша книга — первая для амшенского диалекта. Как вы считаете, чего нам столько времени не хватало, что имели лазы? 

Я считаю, что это обусловлено нашими внутренними разногласиями. Спор о том, армяне ли мы, в конечном итоге, или нет — «запирает» нас изнутри. Амшенцы позднее всех народов Османской империи, живущих у побережья Черного моря, приняли ислам. Даже сейчас мы единственная группа в этом регионе, которая все еще борется и сопротивляется.

Тот же спор стал искусственным препятствием не только во внутренних взаимоотношениях амшенцев, но и во взаимоотношенях «внешних» — с другими армянами. Некоторые люди до сих пор ведут споры, может ли мусульманин называться армянином или нет. Вам не кажется, что это напрасная трата сил и времени, которая мешает сосредоточиться на по-настоящему важных и актуальных вопросах?

Именно поэтому я решила подойти к вопросу с точки зрения языка. Потому что язык — это и есть сам народ. Полагаю, что эти табу уже начали исчезать.

Что, по-вашему, способствовало такому прогрессу?

Во-первых, научные исследования, которые благодаря нашей смелости продолжают проводиться, стали приносить результаты. Также большое влияние оказали взаимодействие и опыт армян, которые после распада СССР приезжали из Армении в Хопу и из Хопы в Армению. За последние 10 лет значительное влияние оказал также интернет.

Когда в Турции говорят о национализме, многие первыми указывают на Трабзон, а также — исконные территории Амшена, Ризе. Это, вероятно, один из самых болезненных моментов в истории амшенских армян. Амшенская молодежь из Хопы часто отмечает, что они очень отличаются мышлением и образом жизни от амшенцев Ризе.

Мы не можем стричь всех под одну гребенку. Амшенцев из Ризе, думающих как мы, тоже немало. Поскольку политика ассимиляции и массовые убийства начались именно с территории Ризе, они забыли родной язык раньше других. Сегодня они используют только 500 слов, большинство из которых — топонимы. Один из моих друзей, который спорил со мной и настаивал на том, что амшенцы турки, три дня назад поздравил меня меня с публикацией моей книги. Вот ради чего мы мы пишем, работаем и регулярно дискутируем с ними.

ЮНЕСКО периодически предупреждает, что «амшенский» — один из языков в Турции, находящихся на грани исчезновения. Однако, несмотря на это, вы опубликовали учебник по грамматике, следовательно, относитесь к тем людям, которые действительно верят, что мы сможем изменить эту картину, если захотим.

Я считаю, что этот язык будет жить вечно. Хронология, предоставленная со стороны ЮНЕСКО, — довольно противоречива. Теперь турецкие власти признали право существующих в Турции языков быть представленными в системе образования средних школ в качестве факультативных курсов. И ЮНЕСКО делает такое заявление именно сейчас, а не тогда, когда в Турции языки всех меньшинств были под запретом. Я революционерка, я не доверяю империалистическим структурам. В конце концов, заявление ЮНЕСКО также носит политический характер. Я представила в Министерство образования проект включения амшенского диалекта армянского языка в программу средних школ в качестве выборочного предмета, представила 60-страничную программу, и сейчас процесс идет, и думаю, что в ближайшие два месяца все прояснится.

11 февраля 2019 года

Переведено с армянского. Источник: horizonweekly.ca

Перевела Элеонора Саргсян.

Комментарии

Что читать далее