Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Резня в Алеппо: рассказ Селлахатина Демирташа

Резня в Алеппо: рассказ Селлахатина Демирташа

Я ошибался, жизнь слишком длинная.

Что-то странное? Нет, не думаю. Обычный Ближний Восток. Взрывающиеся бомбы, десятки разорванных тел, разбросанные мертвые тела повсюду.

Количество погибших 68. Шестьдесят восемь. Смерть была здесь чем-то обычным, нормальным, а может, это мы так преувеличили ее значение? Умирают люди, много людей, постоянно. Взрывы в Алеппо, не влияют на людей, собирающихся за ужином в одном из ресторанов Сиднея. А канадцы, бегущие на работу в Торонто, даже и не знают о случившемся. Скоро они услышат это из новостей, но пропустят мимо ушей.

Ближайший город к Алеппо — Хатай. Настолько близко, что если жители этого города прислушаются, они услышат взрывы.

Знаменитые хатайские закуски, красивая посуда и приборы... У Хатая нет своей собственной кухни, его кухня вобрала в себя традиции разных народов. Арабы, армяне, сирийцы, туркмены, курды, турки, фарсы, персы, греки — эти народы на протяжении целой истории что-то ели, что-то пили, и жители Хатая сохранили их рецепты по сей день. Если кто-то окажется в Хатае и покинет город, не попробовав его легендарные блюда, то очень многое потеряет.

Лучше всего у арабов из Хатая получается готовить кебаб. Здесь это блюдо — настоящее произведение искусства. Вы должны попробовать их кебаб в ресторане на Старом базаре. Повар и владелец Хамдуллах — это, наверное, современный пример кочевого торговца, описание которых можно найти в старых романах. Туристы, узнав о нем, стали приходить в это заведение. Это обрадовало повара, и он решил немного приукрасить заведение. Эту мысль ему также подсказал парикмахер Садретин, чей салон находится напротив: «Брат, ты немного поменяй концепт, так как на улицах стало много туристов. Пусть каждый хозяин немного приукрасит свою лавку, и мы превратимся в туристическую улицу».

Они украсили кафе пластиковыми деревьями. Еда осталась та же, но теперь можно было принимать пищу в более зеленой, лесной атмосфере. Правда, пластик состоял из дешевого нейлона, который, как вы знаете, собирает пыль, поэтому все деревья нужно тщательно протирать. Но ничего, зато еда в заведении отличная.

68 убитых жизней

В ресторане работает только один официант. Он один успевает обслуживать в общей сложности семь столов. Он племянник Хамдуллаха,  работает здесь с детства, в целом, считай, 19 лет. Его зовут Берекет. В прошлом году его жена погибла в автомобильной аварии, он сам воспитывает двух детей. Она погибла из-за того, что водитель превысил скорость: женщину сбил автобус. Берекет очень привязан к своей работе и шеф-повару, поэтому работает с удовольствием. В этом ресторане все замечательно, особенно мясные блюда.

68 разорванных тел

Цены низкие настолько, что способны вас удивить. Мы ели, пили втроем, еще и заказали десерт, а когда нам принесли счет, удивились, что так мало. Меня больше всего удивило спокойствие шеф-повара Хамдуллаха. Независимо от того, насколько заполнен ресторан, пусть даже переполнен, на его лице не дрогнет ни один мускул. Он принимает заказы от Берекета, наполняет тарелки и передает их официанту.  Я за одну неделю три раза посетил его заведение, и все три раза обстановка одинаковая.

Вообще, Хамдуллах из Алеппо, но его дедушка решил переехать в Хатай, и с тех пор уже более 60 лет как они живут в Хатае. У них потомственная семья рестораторов. Также в исторической части города Алеппо есть магазины тканей, которые держит дядя Хамдуллаха. До войны их семьи часто ходили друг к другу в гости, а когда началась война, его родственники и знакомые из Алеппо бежали в Хатай. Хамдуллах установил во дворе своего двухэтажного дома палаточный лагерь, где приютил в общей сложности 48 человек. Затем ему пришлось поговорить с арендодателем нижнего этажа, чтобы тот разрешил беженцам разместиться там.

Мастер Хамдуллах никогда не был женат. В молодости он влюбился в девушку по имени Рукие и разозлился на судьбу, когда ее в 16 лет выдали замуж. Поэтому он больше никого не смог полюбить. Рукие с ее мужем и двумя детьми осталась в итоге в комнате на нижнем этаже дома, который Хамдуллах устроил для беженцев. Чтобы не пересекаться с ней, Хамдуллах каждый день искал причину пораньше уйти из дома. А Рукие не забыла то, что в принципе невозможно забывать. Она, все еще красивая, не может позволить себе смотреть, не может позволить себе видеть его. Порой их случайные секундные взгляды пересекаются. И как-будто говорят «Давай! Давай, все оставив, убежим вместе»

68 погибших, черт побери

Хамдуллах боялся, что кто-то может узнать о том, что было между ними, поэтому старался не пересекаться с Рукие. Приходя домой, сразу ложился в кровать. А годы спустя и Рукие, боясь, что огонь ее любви заметят посторонние, прекратила даже редкие разговоры с Берекетином.

Может это и незначительно, но каждый день за несколько часов перед снов, они засыпали, думая друг о друге. Счастье ли это — знать, что среди всех спящих в этом доме, есть и она. Ответа на этот вопрос нет. Пусть они не вместе, но все равно, спустя годы, спят под одной крышей. Что не делай, ты не заставишь перестать замолчать эту коварную птицу. Эту неугомонную птицу легко прогнать днем. Но сложно ночью, когда уже лег в кровать и закрыл глаза. А во снах эта птица еще более дерзкая и бесстыдная. А самое сложное это, проснувшись, начать новый день. Может быть, она немного задержится. Еще несколько секунд… Нет, не смей!

Рынок в Алеппо, где лишь грусть осталась на продажу в прилавках, напоминает кадры из фильма. С тех пор, как началась война, на рынках Алеппо нет ни радости, ни запахов, ни красок. Он как бездушная больничная палата, куда люди заходят, чтобы просто купить еды и наполнить желудок. 68 разорванных тел. И Рукия среди них.

Двумя днями ранее перед взрывом они с мужем поехали в Алеппо на рынок купить вещи для дома. Вечером она отправилась на рынок купить кюнефе к ужину (турецкая сладость, прим.)

«Аллаху Акбар!» - прокричали взорвавшие себя террористы. Когда Рукие разорвало на части, Хамдуллах совершал намаз, он почувствовал боль в груди. «Стареем»,— подумал он.

Особенность кюнефе — в сыре, который добавляют в эту сладость. И еще в технике приготовления, которая в Хатае — особая. Если вы хотите попробовать лучший кюнефе в Хатае, идите на базар в кафе «Знаменитый кюнефе» и попробуйте там.

Муж Рукие смог распознать останки тела Рукие только по обрывкам одежды. Хамдуллах не выдержал похорон Рукие. На следующий день он запер свое заведение и выпил все таблетки из своей аптечки. Ресторан не работал несколько дней. Берекет до сих пор работает в ресторане. Муж Рукие также работает официантом. Ее двое детей убирают заведение, а в свободное время играют. Если вы окажетесь в Алеппо, зайдите к повару Хамдуллаху, его кебаб по-прежнему самый вкусный.

Автор: Селахаттин Демирташ, политик, член Демократической партии народов Турции, депутат парламента. По этническому происхождению заза (иранский народ). Демирташ один из активных борцов за демократическую Турцию, за равенство прав и свобод.

Другие рассказы автора: СехерДочь моря

Перевела с турецкого Ольга Бородина.

Комментарии

Что читать далее