Armat - national platform
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
«ДАЯКУЦЮН» — ДРЕВНЯЯ АРМЯНСКАЯ ТРАДИЦИЯ ОПЕКУНСТВА
Культура

«ДАЯКУЦЮН» — ДРЕВНЯЯ АРМЯНСКАЯ ТРАДИЦИЯ ОПЕКУНСТВА

Армения — страна традиций. Традиций, которые часто возникают из-за необходимости справляться с суровыми жизненными обстоятельствами. Одна из таких традиций — это древняя практика «даякуцюн».

«Даякуцюн» — это способ воспитания детей, который издавна практиковался в Армении, когда родитель отправлял своего ребенка на воспитание и обучение в другую семью. Эта практика была особенно популярна среди армянской знати в древности. В современном армянском языке «даяк» означает просто «няня», но в древности так называли человека, которому было доверено воспитание и обучение ребенка в течение длительного периода.

В средние века юные сыновья крупных армянских феодалов (нахараров) отправлялись на воспитание и обучение к другим феодалам, иногда в отдаленные районы. Примерно в возрасте пятнадцати лет юноша возвращался домой, часто с невестой из своей «приемной» семьи. Между молодым человеком (которого называли «воспитанником», «приемным ребенком» или «протеже») и хозяином дома (которого называли «даяк») формировалась связь на всю жизнь; если юноша возвращался домой с женой, это означало, что у двух нахарарских домов устанавливались и развивались общие интересы.

Слева — царь Армении Трдат III, справа — барельеф на соборе Сурб Хач (X в.) на острове Ахтамар (Западная Армения, Турция)

Древность этой практики восходит к незапамятным временам, о чем свидетельствуют ранние армянские рукописи. Армянский историк Мовсес Хоренаци (ок. 410–490-х гг. н.э.) предполагал, что даякуцюн восходит к доисторической Армении, к временам легендарных царей Вагарша и Ерванда. Действительно, учитывая то, что в древней Армении почитали богиню плодородия (Анаит), известную как покровительница беременных женщин и младенцев, практика даякуцюн (в которой и мужчины, и женщины имели свою специфическую роль) задолго до того, как были составлены или записаны источники V века, не кажется маловероятной.

В древности Армянское нагорье находилось под властью различных знатных семей (арм. «տոհմ»), которые часто вели ожесточенные войны друг с другом. В некоторых случаях родословная отдельных семей уходила корнями далеко в урартские времена (до VI века до нашей эры). Часть аристократии состояла из потомков старых вождей рода, власть которых была обусловлена ​​правом наследования. Остальная знать была аристократией, «созданной» из чиновников, назначенных Короной. Даякуцюн сыграл важную роль в том, чтобы будущие главы семьи обрели такие ценные навыки, как охота, ведение военных действий и дипломатических отношений с другими семьями.

Барельеф с изображением сцены охоты верхом на лошади, начало XIV века. Церковь Спитакавор, Сюник (Армения)

Но эта практика применялась не только для создания семейных уз с другими родами. Это также было важно для выживания наследников рода. В IV—V веках род Аршакидов неоднократно пытался истребить семьи нахараров-конкурентов. Но это было нелегко, ведь устранение целого нахарарского рода (который порой состоял из тысячи членов) и конфискация его земель для Короны предполагало убийство всех членов рода мужского пола. Если из рода выживал хотя бы один ребенок мужского пола, по достижении совершеннолетия он мог бы вернуть себе все земли своего рода, ведь согласно обычному праву, действующему в Армении, Корона могла быть вынуждена полностью восстановить имущество единственного оставшегося в живых из рода.

Чтобы защитить свои семьи от полного уничтожения, крупные нахарарские дома приняли меры предосторожности. Скорее всего, популяризация традиции даякуцюн среди нахараров связана именно с этим обстоятельством: даже если бы кто-то решил уничтожить их род, то маленькие дети нахараров (будущие наследники) были бы в безопасности, находясь в отдаленных частях страны.

В нахарарской (феодальной) Армении опека над единственными выжившими из рода детьми имела первостепенное значение, особенно если учитывать, что нахарарские дома только выигрывали от слияния с семьями своих подопечных. Но даякуцюн не только обеспечивал выживание рода в опасные времена, он также был средством сближения семей в относительно мирные времена. Даяк (опекун) имел огромное влияние на своего подопечного, а последний, в свою очередь, с достижением совершеннолетия часто помогал своему даяку или его семье. Армянские историки V века, такие как Агатангехос, Фавстос Бузанд и Лазарь Парпеци, сохранили несколько интересных упоминаний о даякуцюн, которые подтверждают многофункциональность этого института.

По словам Агатангегоса, именно благодаря даякам были спасены жизни будущего царя Трдата (первый царь-христианин Армении, правил приблизительно в 303—330 гг.) и будущего крестителя Армении Григория Просветителя. И Григор, и Трдат были спасены в младенчестве от попыток истребления их рода.

Важность опеки над детьми из знатных родов также отмечается в расскаже Фавстоса о маленьком сыне царя Артавазда, Ваче. В данном случае опекуны ребенка также наследовали должность спарапета (титул верховного главнокомандующего) в доме Мамиконянцев.

«… Однако сын генерала Ваче, который был маленьким ребенком, взошел на отцовский престол и был назван Артаваздом в честь своего деда. В присутствии царя ему был присвоен титул отца, спарапета, потому что он был сыном великого достойного человека из благородной семьи, и в их династии не было других взрослых, потому что они погибли в великой войне. Дело полководца взял на себя Аршавир Камсаракан, князь Ширака и округа Аршаруник, и Андовк, князь Сюника, так как они были зятьями Дома рода Мамиконян. Великий архиепископ Вртанес и царь приказали Аршавиру и Андовку взять опеку над юношей Артаваздом, чтобы он пришел на место своих предков и своего отца».

Средневековые источники часто упоминают именно мужчин даяков как защитников и учителей будущих глав семей. Однако эта роль не была исключительно мужской, и об этом свидетельствует несколько рассказов из средневековых текстов. Работа Мовсеса Хоренаци «История Армении» (V в. н. э.), а также армянский эпос «Сасунские безумцы» содержат информацию о роли женщин в качестве даяков. Работа Хоренаци дает мимолетное представление о роли армянской женщины из знатной семьи в этом деле.

«Надо сказать, почему его назвали Санатрук. Сестра Абгара, Авде, ехала зимой в Армению и попала в метель в горах Кордук. Буря гнала их всех до тех пор, пока они не заметили попутчика. И вот его даяк Санота, сестра Бюрата Багратуни и жена Хорена Арцруни, взяла ребенка — поскольку он был младенцем — и положила его себе на грудь, и пробыла под под снегом три дня и три ночи. Об этом сложили легенду, будто боги послали чудесное белое животное, которое защитило ребенка. Но, насколько мы понимаем, произошло это так: белая собака, посланная на поиски, нашла ребенка и даяка. Поэтому его назвали Санатрук, что происходит от имени его даяка и означает «дар Саноты».

Санатрук и Авде три дня спустя после снежной бури, Дж. Фузаро (XIX в.)

Отношения с даяками защищали род от внутренних и внешних угроз его физическому существованию как во время войны, так и во время относительного мира. Даяк имел существенное влияние на своего подопечного. Иногда нахарары IV века, движимые узами родства, альтруизмом и человечностью, использовали даякуцюн для продвижения амбиций своего рода.

Источник: People of Ar, Dayeakut’iwn in Ancient Armenia by Robert Bedrosian (1984)

Комментарии

Что читать далее