Armat - national platform
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОПРОС В XX ВЕКЕ И ЗАЩИТА ОТ ТУРЕЦКОГО НАСТУПЛЕНИЯ
История

АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОПРОС В XX ВЕКЕ И ЗАЩИТА ОТ ТУРЕЦКОГО НАСТУПЛЕНИЯ

Кавказский регион (территория между Черным и Каспийским морями) находился под контролем Турции и Персии вплоть до начала XVIII в., до тех пор, пока русские цари не бросили вызов этому господству. В результате, к середине XIX в. весь Кавказ перешел под контроль России. Именно в этот период (XVIII в.) русские ввели термин «Закавказье» в качестве общего термина для обозначения региона. Произведенные здесь административные изменения границ регионов (районов) в ХХ в. станут основным источником межэтнических конфликтов.

Как это ни удивительно, но главным инициатором политической интеграции Южного Кавказа в ХХ в. была Турция. С XIX в. общая граница между Турцией и Россией была источником угроз для Турции, и последняя была полна решимости избегать появления общей границы с ней и поэтому поддерживала независимость региона от России в 1918 г.

САМООБОРОНА АРМЯН И ГРУЗИН ПРОТИВ ТУРЕЦКОГО НАСТУПЛЕНИЯ НА ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

После Февральской и Октябрьской революций 1917 г. Закавказский сейм (парламент), созданный в феврале 1918 г., не принял мирные соглашения Брест-Литовского договора между представителями Германии и ее союзников – Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарского царства с одной сторон, и Советской России с другой стороны. Договор предусматривал передачу уездов Батуми, Карса и Ардагана Османской Турции без согласования с грузинскими и армянскими элитами[1]. Важно отметить, что на то время Советская Россия была еще не признана международным сообществом, поэтому подписанный договор был нелегитимным.

В результате Сейм отказался соглашаться с Брест-Литовскими условиями и предложил Турции мирные переговоры. Турецкое командование потребовало от Закавказского сейма выполнить условия Брестского мира. Преследуя свои цели, Турция всячески дестабилизировала ситуацию, поднимая против армян и грузин в качестве пятой колонны местных татар (азербайджанцев) и турок. Делалось это руками главарей азербайджанской партии «Мусават» Топчибашева, Агаева, Джафарова, Хан-Хойского, Джеваншира, Сулейманова, различных беков и резидентов.

Одним из первых шагов Турции в этом направлении стало натравливание турок (месхетинцев) Ахалцихского уезда на армян и на грузин. В те апрельские и майские дни страшного 1918 г. плечом к плечу сражались грузинские солдаты Ахалцихского гарнизона и 3-й пехотной дивизии, а также армянские и грузинские крестьяне-ополченцы, пытавшиеся сдержать рвавшиеся к Тифлису турецкие войска и примкнувшие к ним банды местных мусульман. В боях с многократно превосходящим противником грузинские и армянские защитники проявляли массовый героизм, а также полное единство и взаимопомощь.

Блестящим примером армяно-грузинского боевого содружества является поход на село Мусх, которое армяно-грузинские силы освободили в результате контрнаступления. Благодаря искреннему сотрудничеству армян и грузин, героизму жителей и грамотно организованной самообороне армянское и грузинское население края избежало участи беженцев и осталось в своих домах.

Однако поход на Мусх не получил продолжения из-за появления в крае регулярных турецких войск. Пользуясь превосходством в силах (турки заняли Ардаган, приблизились к Карсу и Батуми), армянская и грузинская делегации, находившиеся в Батуми, были вынуждены подписать крайне невыгодный Батумский договор с Турцией.

Согласно этому договору, две новообразованные республики были территориально урезаны настолько, что впервые за всю тысячелетнюю историюмежду ними не оказалось даже общей границы. Территория Армении была сведена к небольшому анклаву, выкроенному из частей Эриванского (Ереванского), Эчмиадзинского и Ново-Баязетского уездов, а за Грузией, заключившей сепаратное соглашение с Германией, сохранялась Кутаисская и часть Тифлисской губернии. Александропольский уезд, лежавший между урезанными Арменией и Грузией, согласно Батумскому договору, был частично аннексирован и оккупирован Турцией, продвигавшейся далее в территориально несформировавшийся еще Азербайджан[2].

По Батумскому договору 1918 г., грузинские меньшевики уступили Ахалцихе Турции. В конце 1918 г., после окончания Первой мировой войны, турецкие войска были выведены из Ахалцихе, а уезд вошёл в состав Грузии. Не будет преувеличением сказать, что только благодаря героической совместной борьбе армян и грузин удалось сохранить Ахалцихе и Ахалкалаки и не допустить поглощения этих двух уездов Турцией.

С падением Карса и Александрополя Армения оказалась полностью отрезана от внешнего мира. В условиях, когда перед армянами стоял выбор между полным уничтожением или консолидацией всех сил общества для выживания, немаловажную роль сыграла победа в Сардарапатском сражении, в котором армянские части остановили попытку Турции захватить Восточную Армению, то есть, территорию нынешней Республики Армения. Эта судьбоносная битва имела огромное значение не только для самих армян, но и для грузин, поскольку турецкие войска были вынуждены покинуть регион, а христианское население избежало очередных зверств. Как и в прошлые века, победы армян и грузин над общим врагом имели первоочередную важность в судьбе двух стран.

Историческая традиция совместной обороны и ведения войн объединенными армяно-грузинскими военными формированиями, сформировавшаяся в средние века, нашла свое продолжение также и в начале XX в. Несмотря на отсутствие сильной централизованной власти, внутриполитическую борьбу разных партий и противоречия среди грузинских и армянских деятелей, которые были результатом системной работы царской администрации, а также агентов влияния третьих на уровне народов оставалась генетическая память и естественное стремление к созданию единого оборонительного фронта. Именно благодаря этому пониманию в среде офицеров, добровольцев и простых ополченцев объединенным армяно-грузинским силам отчасти удалось отстоять свои интересы и защитить население от турецких регулярных и иррегулярных формирований из местных мусульман (азербайджанцев и др.)

ПРИЧИНЫ ЕДИНСТВЕННОЙ АРМЯНО-ГРУЗИНСКОЙ ВОЙНЫ 1918 ГОДА

Различные политические силы, вольно или невольно ведущие работу, направленную на дестабилизацию армяно-грузинских отношений, активно используют в пропагандистских целях события армяно-грузинской войны, разразившейся в конце 1918 г. и оказавшей негативное влияние на общую обстановку в регионе. Скудость общедоступной информации о данном историческом эпизоде открывает для недоброжелателей большие возможности для идеологизированной и, подчас, подстрекательской интерпретации этой малоизвестной войны начала ХХ в.

Как правило, распад федераций на отдельные государства практически всегда и вездесопровождается проблемами, связанными с территориальным размежеванием, но в данном случае ситуация развивалась иначе.

Изменившееся к октябрю 1918 г. положение на фронтах и окончание Первой мировой войны привело к тому, что уже в начале месяца турецкое командование фактически начало вывод войск из аннексированных на Кавказе территорий и создало ситуацию «неразберихи» в их передаче под контроль Армении или Грузии, что неизбежно порождало конфликты между последними.

«Турецкий фактор» в провоцировании конфликта между Грузией и Арменией отмечен фактом: 25 октября 1918 г. поверенный в делах Армении А. Джамалян, обращаясь к министру внутренних дел Грузии Н. Рамишвили писал, что по словам заместителя министра иностранных дел республики Г. Гварджаладзе, представитель Турции в Грузии Керим-паша предложил грузинам занять Лорийский район из которого уходят турки. Аналогичное предложение было сделано армянской стороне от имени Мамед Али паши.

Из этого следует, что решение вопроса о спорной территории должны решить сами армяне и грузины «по обоюдному согласию», как отмечал автор статьи в газете «Грузия»[3]. А по сути это было умелым ходом турецкой стороны, целью которой было столкновение интересов армян и грузин.

Стоит отметить, что элиты как в Армении, так и в Грузии на тот период сформировали свое мировоззрение на примерах европейских национальных государств, для которых были характерны территориальные споры и формирование современных национальных культур, основанных на сильной конкуренции с соседями.

Кроме того, давала о себе знать и политика отдельных наместников кавказской администрации с начала 1900-х годов, что привело к формированию среды нетерпимости и взаимных претензий среди общественно-политических кругов армян и грузин.

Геополитическая обстановка и интересы третьих сил в регионе также сыграли существенную роль в тех событиях. На тот момент агенты и официальные лица Англии, Германии, Турции и других стран разыгрывали свои комбинации, толкая политических деятелей в молодых республиках на те или иные шаги, обещая поддержку и прочие выгоды, при этом, в первую очередь, преследуя свои корыстные интересы.

Вследствие этого вместо разумных и рациональных попыток совместно и на основе консенсуса выстраивать свои отношения, была выбрана тактика нахрапистого продвижения своих интересов всеми способами.

Руководствуясь необходимостью создания для Грузии «стратегических границ», ее лидеры предъявили претензии на Ахалкалакский и Лорийский уезды с преимущественно армянским населением. Вслед за заключением Мудросского перемирия грузины свою позицию стали мотивировать тем обстоятельством, что после поражения Турции Армения получит 6 вилайетов Западной Армении и в территориях нуждаться не будет. Между тем Республика Армения при определении границ руководствовалась этнографическим принципом и эти уезды считала неделимой частью своих территорий.

Когда в октябре 1918 г. турки покинули территорию Лори-Памбака, по указанию правительства армянские войска под командованием генерала Дро немедленно заняли ее. Это вызвало переполох в Тифлисе. В свою очередь, грузинские войска 5 декабря вошли в Ахалкалак, объявив его территорией Грузии. Возможно, в иных обстоятельствах стороны бы сели за стол переговоров и стали бы искать мирные пути выхода из создавшейся ситуации, однако сформировавшаяся за последние месяцы накаленная обстановка у армян и грузин не позволила им сделать этого, и конфликт перерос в локальную войну.

Лишь при посредничестве Англии и Франции 31 декабря военные действия были прекращены, и между сторонами было заключено перемирие. По подписанному соглашению, северная часть Борчалинского уезда оставалась за Грузией, южная же часть до рубежа Дсех-Степанаван была передана Армении. На территории, заключенной между этими двумя линиями, создавалась «нейтральная зона» под контролем английских войск и управлением английского губернатора, имевшего армянского и грузинского помощников.

В заключение представляется важным отметить, что мирный договор от 17 января 1919 г. носил прелиминарный характер. В нем было оговорено, что окончательное разрешение конфликта между Арменией и Грузией должно быть вынесено на Парижскую мирную конференцию, на которой предполагалось также определить начертание будущей границы между двумя странами.

Новая армяно-грузинская конференция открылась в сентябре 1919 г. Хотя в вопросе границ согласие опять-таки не было достигнуто, однако 3 ноября были подписаны два договора. Стороны обязались решать по взаимному согласию или по решению арбитра существующие или возникающие в будущем споры. Между странами был установлен режим беспошлинного ввоза товаров. После ухода англичан было принято решение создать в «нейтральной зоне» смешанную администрацию.

Сегодня абсолютное большинство историков, системно изучавших данный конфликт, сходятся на том, что декабрьская война 1918 г. нанесла тяжелейший урон репутации двух только что возродившихся государств, а также существенно уменьшила их шансы на успех в рамках Парижской мирной конференции, в том числе и на признание их независимости[4].

Здесь мы позволим себе высказать несколько альтернативное мнение. Ни в коей мере не ставя под сомнение аксиому о том, что мир лучше войны, следует отметить, что политика Грузии и Армении в первые годы после восстановления независимости мало отличалась от политики новых и старых наций Европы конца ХIХ – начала ХХ вв. Достаточно вспомнить кровавые конфликты между балканскими государствами в период двух Балканских войн (1912–13 гг.), затем территориальные конфликты между странами, возникшими из обломков распавшейся Австро-Венгрии (конфликты между Польшей и Чехословакией, Польшей и Западной Украиной, конфликт Венгрии с соседями по всему периметру границ и пр.). Да и чем отличается от них старый конфликт между Германией и Францией за Эльзас-Лотарингию? Нам трудно увидеть разницу между территориальными притязаниями Армении и Грузии периода 1918–20 гг., с одной стороны, и действиями десятков других стран-«собирательниц земель» того же периода, с другой стороны. Поэтому, читая жесткую критику государств Южного Кавказа со стороны политиков и ряда историков, обвиняющих целые народы в «неспособности жить в мире» и в «борьбе за несколько десятков кв. миль территории с несколькими селениями», поневоле на ум приходит такой термин, как «двойные стандарты».

Подводя итоги Армяно-Грузинской войны 1918 г., также важно отметить, что, невзирая на ряд эксцессов, неизбежных в ходе любого военного столкновения, этот конфликт не сопровождался массовыми убийствами и этническими чистками, что существенно отличает его от других войн, происходивших в Южно-Кавказском регионе в течение указанного периода[5]. Данный эпизод военных действий не оставил глубокого отпечатка в истории Армении и Грузии.

Война стала следствием отсутствия сформировавшихся национальных элит и государственности из-за длительного периода отсутствия их независимости, а также была продиктована влиянием третьих сил.

Данный локальный конфликт стал наглядным примером того, что в период независимости под руководством национальных элит в лице общих княжеских родов не было никаких конфликтов, напротив, только процесс укрепления общей обороноспособности и экономического развития. А в период отсутствия независимости и формирования элит в рамках различных империй и влияния иных центров получилась дезорганизация, примитивноесоперничество, приведшее, в итоге, к ослаблению и уязвимости как Армении, так и Грузии. 

Автор: Вероника Ванян
Помощь в оформлении источников: Аревик Мартиросян
Оформление статьи, обложка: Элеонора Саргсян

Читайте следующие публикации по теме: 

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: АЙОС-КАРТЛОС, ГЕНЕТИКА, ВИШАПЫ

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ЕДИНАЯ ХРИСТИАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ЗАРОЖДЕНИЕ ПИСЬМЕННОСТИ

— ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ТИФЛИС КАК СИМВОЛ СИМБИОЗА ГРУЗИНСКОЙ И АРМЯНСКОЙ КУЛЬТУР 

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ЛЕТОПИСЬ, ПОЭЗИЯ, МУЗЫКА

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: СОВМЕСТНАЯ БОРЬБА ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: ПРИХОД В РЕГИОН ТЮРКСКИХ ПЛЕМЕН И ВЫСЫЛКИ АРМЯН И ГРУЗИН ВГЛУБЬ ИРАНА

— АРМЯНЕ И ГРУЗИНЫ: КОРНИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРОБЛЕМ

— ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ В АРМЯНО-ГРУЗИНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ ПОСЛЕ ОБРЕТЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ 1991 ГОДА

Источники:

Комментарии

Что читать далее