Armat - national platform
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
СУЩЕСТВУЕТ ЛИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР?
История

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР?

Этим вопросом задавались многие поколения философов, писателей, историков, социологов, культурологов, этнографов, политиков, дипломатов.

Какие причины обуславливали рассветы и закаты разных форм армянской государственности, какие факторы складывались в броню армянского национального иммунитета, благодаря которой один из древнейших народов оказался в состоянии не только дожить до наших дней, но и сохранить стремление к восстановлению на исторической родине независимого государства?

Вероятно, именно в отсутствии синдрома исторической усталости и нужно искать корни большинства бед армянской нации.

Многие пионеры цивилизации — творцы выдающихся культур и гегемоны своего времени — покинули арену мира. На каком-то этапе выдающиеся народы древности (шумеры, аккадцы, эламиты, вавилоняне, хетты, хурриты, финикийцы, лидийцы и тп.) утратили способность адаптироваться к меняющимся жизненным обстоятельствам и растворились в среде других сообществ. Это был не скоротечный процесс, а постепенный и весьма продолжительный.

Древнейшие этнические союзы уступили историческое место (пространство и время) в результате медленного и необратимого процесса тотального уподобления соседним обществам.

Они подверглись ассимиляции, причем необязательно целенаправленной и насильственной, хотя определенные попытки в этом направлении предпринимались и тогда (политика переселения, унификация пантеонов и церемоний и т.д.).

В конечном итоге ассимиляция оказалась в большей степени «актом добровольной сдачи полномоций», констатировавшим эволюцию усталости отдельных народов (некоторые из них — хетты, хурриты, лувийцы и др. — вошли в состав армянского этноса).

Впрочем, не все древние народы канули в забвение. Некоторым из них удалось удержаться на плаву. В частности, копты — единственный уцелевший древнеегипетский народ, ассирийцы — наследники одной из первых империй, оказались в состоянии не раствориться полностью в чуждых этноязыковых средах.

Копты

Естественно, в длительном процессе отстаивания своего права на жизнь количественная составляющая пионеров цивилизации изрядно поредела.

В этом отношении наименее уязвимым было положение китайского этноса, тысячелетиями эволюционировавшего в более однородной расово-антропологической обстановке. По сравнению с пестрым составом населения Передней Азии, междуречье Янцзы и Хуанхэ выделялось единообразием и равномерностью, несопоставимо большей близостью и родственностью обживающих эту китайскую месопотамию племен. Китайская цивилизация в течение долгого исторического периода развивалась в относительной обособленности и кроме торговых контактов и землеописаний некоторых центрально-азиатских территорий никаких других коммуникаций с западными землями евразийского континента не поддерживала. 

Ханьцы

Крупнейшие военно-политические и миграционные потрясения обошли Китай стороной. Чрезвычайно высокие демографические показатели у ханьцев в том числе обусловлены длительным культурным освоением одной и той же площади в относительно изолированных, стабильных и сравнительно гомогенных условиях, а также провозглашением конфуцианства как имперской идеологии в эпоху династии Хань.

Принципиально иной была обстановка в Передней Азии С древнейших времен этот регион походил на кипящий котел, в котором бурлила не только политическая жизнь, но и варилось множество разных языков и культур. Основные движущие силы эволюции — борьба за существование, естественный отбор и наследственная изменчивость — кажется, именно здесь обнажались во всей своей полноте.

Мы не располагаем достаточными данными об уровне идеологической сплоченности канувших в небытие древних обществ. Названия многих обществ были собирательными и часто указывали на географическую или государственную принадлежность. То есть, они не всегда являлись этнонимами в буквальном смысле слова.

Однако неоспоримо и наличие конкретных составляющих идеологической консолидации, таких как единство языка, письма, календаря, пантеона, ритуалов, а также хозяйственных и политических традиций. И хотя неизвестно, в какой степени перечисленным факторам удалось сформировать цельную идентичность, это были выдающиеся общества новаторов.

Нюанс в том, что на определенном отрезке своего жизненного пути выдающие новаторы утомились. Они оказались недостаточно последовательными и жизнелюбивыми, что привело в итоге к утрате желания создавать каждый раз свежие формы консолидации. Они стали агонизировать и растворились в более гибких и активных этноязыковых средах.

Тем не менее, некоторым древнейшим переднеазиатским народами удалось зацепиться за жизнь и остаться на плаву.

В частности, для тех же ассирийцев важнейшим идеологическим механизмом мобилизации послужила христианская религия, последователями которой они стали уже в I-II вв. Не будет преувеличением сказать, что именно христианство было тем спасательным кругом, за который и ухватились в последний миг наследники одной из величайших культур в истории человечества.

Ассирийская держава на карте региона

Более того, именно способность ассирийцев отстоять в неимоверно сложных условиях свой богослужебный обряд и залила фундамент их национальной идентичности. Аналогичную роль христианство сыграло и в судьбе коптов, не дав им окончательно раствориться в арабской среде.

Ассирийцы показали апогей гибкости национального характера — ее апофеоз и кульминацию. Так как на следующий шаг — приложение дополнительных усилий, ориентированных на восстановление политической независимости — ассирийцы уже не решились. Лишившись в самом конце VII века до н.э. государственности, они практически распрощались и с мыслью о возрождении трона.

Другой семитский народ — евреи, сохранили идентичность и преемственность поколений благодаря национальному самосознанию, которое основано на редком сочетании этнических и религиозных свойств, а также самозабвенной готовности отстаивать базовые ценности в условиях отсутствия независимой государственности, начиная еще со времен ассирийского и вавилонского пленений. Они выявили выдающееся умение не только сочленять и совмещать в себе одновременно новаторские и патриархальные, космополитические особенности своего характера, но и эффективно распределять их во времени и пространстве. Здесь налицо некоторое родство между евреями и армянами, хотя это все-таки очень разные истории.

Из индоевропейских народов, которые не подверглись окончательной ассимиляции, необходимо выделить армян и персов. При этом следует напомнить о многоступенчатом характере иранской цивилизации. На протяжении веков она складывалась из разных этнокультурных блоков и напластований: многие ираноязычные этносы (мидяне, парфяне, бактрийцы, согдийцы, хорезмийцы и т.д.) ассимилировались еще в древности, хотя в свое время являлись серьезными игроками политической, экономической и культурной жизни, а кое-кто провозглашал даже собственные империи.

Наиболее организованным и состоятельным из народов иранской группы оказался персидский, который в VI-V вв до н. э. основал первую в истории державу, простиравшуюся от Египта до Индии. Персы проявили умение и желание реагировать на меняющийся мир, перестраиваясь под политические, идеологические и миграционные потрясения в регионе.

Персидская империя на пике своего расцвета

Высокая степень персидской сопротивляемости также была обусловлена религиозной составляющей, а именно, зороастризмом (маздеизмом) — официальной идеологией Ахеменидской империи. Зороастизму суждено было сыграть выдающуюся консолидационную роль в жизни персидского общества. Он не только сотворил богатейшую культуру, но, что особенно важно, традицию национального самосознания. Именно это самосознание предотвратило окончательную утрату этнокультурного суверенитета в период арабских завоеваний и исламизации страны. Несмотря на то, что большинство персов достаточно быстро перешли в лоно ислама, однако они сохранили язык и идентичность, оказав существеннное воздействие на культуру мусульманского мира.

И наконец армяне — древний этнос Передней Азии, который одним из первых проникся пониманием цельности своей этнокультурной общности, с устойчивой и безоговорочной самоидентификацией во времени и пространстве, с ясным и однозначным осознанием единства.

Особенность формулы поразительного этнокультурного иммунитета армян в опережающих темпах творчествого воспроизводства и обновления. Демографические показатели нации развивались в совершенно ином русле: в среднем через каждое второе столетие II тысячелетия они возвращались к исходным величинам. Достаточно отметить, что в разрезе последних двадцати веков рост численности армян составил величину, близкую к нулю.

В противовес понесенным потерям армянская нация каждый раз рождала, вскармливала, просвещала и провожала в сложный мир новые популяции ученых, философов, поэтов, музыкантов, художников, архитекторов, которые в условиях жесточайших притестений и поборов собирали армян по крупицам и складывали из них очередное ядро национального самопозицирования.

В промежутке только последних пятнадцати веков (период, в течение которого саоопределились и выросли почти все современные нации) в отношении армян были испробованы практически все мыслимые и немыслимые средства их ликвидации. 

В настоящее время армянский характер варится в котле очередного испытания на прочность. Сумеет ли он воспроизвести новые созидательные черты в противовес нарастающей интеллектуально-нравственной деградации? Вопрос остается открытым.

Материал на основе книги «Античность на четвереньках» Ариса Казиняна.

Комментарии

Что читать далее