Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
4 османских султана, ломающих стереотипы
Память

4 османских султана, ломающих стереотипы

На обложке: портреты османских султанов; слева направо: Махмуд II, Абдул Меджид, Абдул Азиз, Мурад V

Не все турецкие султаны 19-го века были деспотами подобно таким, как Селим I Явуз (Кровожадный) (1512—1520) или Абдул Гамид II (1876—1908). На самом деле, четверо из пяти турецких султанов 19-го века были вполне благосклонными правителями, которые стремились к реформам в стране: демократизировать систему, предоставив всем подданным империи равные права, вне зависимости от происхождения и религии, поднять имидж Турции, создавая видимость европейского государства.

То, что эти прогрессивные правители не достигают успеха и армяне в восточных провинциях продолжают страдать на протяжении всего 19-го века, не стоит связывать с именами этих султанов, которые руководствовались благими намерениями. Притеснения армян исходили из других центров властных структур: визирей, пашей, мэров, губернаторов и особенно исламских религиозных лидеров — имамов и мулл. Эти фанатики считали призывы к убийстам и пыткам «христианских собак» частью своей религиозной догмы, убеждая мусульман, что за свои действия они получат вознаграждение на небесах в виде красивых девственниц (гурий).

Султан Махмуд II (1808—1839)

Царь Николай I, вступивший на российский престол 26 декабря 1825 года, называл Турцию «больным человеком Европы». Его современник, султан Махмуд II, правивший Турцией с 1808 по 1839 годы, знал, что Турция приходит в упадок. Он пытался европеизировать Турцию по примеру российских реформ Петра Великого. В то время он был самым прогрессивным и справедливым султаном, когда-либо вступавшим на турецкий престол. Он подарил армянскому католическому ордену Мхитаристов в Венеции свой портрет в знак признательности за их работу (картина до сих пор висит в одном из коридоров монастыря).

Свои реформы Махмуд II начинает с уничтожения власти янычаров («новое войско»), убив 20 тысяч из них в июне 1826 года.

Реакционные турки, муллы и дервиши (мусульманский аналог монаха) перешептывались: «Кто этот падишах (царь), который хочет дать равные права всем своим подданным, вне зависимости от происхождения  и религии;  кто пьет вино; приказывает подстригать усы; внедряет в страну европейские манеры; берет под свою защиту гявуров (неверных) империи?»

Султан Махмуд II

Однажды, когда Махмуд II пересекал верхом на лошади константинопольский мост, на него бросился дервиш, взял лошадь султана за узду и воскликнул: «Гявур падишах, тебе не надоели грязные поступки? Побойся Аллаха за свою нечестивую жизнь! Вы разрушаете ислам и проклятие Аллаха падет на всех нас!».

Султан пожал плечами и сказал: «Он сумасшедший!»

«Сумасшедший? — парировал разъяренный дервиш, — я не сумасшедший, это ты сумасшедший, гявур падишах! Через меня говорит Аллах, я должен повиноваться ему и исповедовать истину. В качестве компенсации он обещал мне венец мученичества».

Дервиш был обезглавлен. Махмуд ликвидирует общину дервишей и заявляет: «Выступающие против реформ будут наказаны».

Султан осуществлял реформы мечом, эшафотами, ссылками, но безрезультатно. В течение тридцати лет продолжалась борьба между одним человеком и практически всей нацией. Менталитет людей, в целом, не был далек от менталитета дервишей. Махмуд хотел «вылечить» корумпированную страну, осуществляя реформы, но он потерпел поражение из-за начала греческого восстания, русско-турецкой войны 1828 года и из-за преимущественно консервативных элементов страны, которые были против любых административных изменений или реформ.

Султан Махмуд был искренен в своем стремлении изменить образ своей страны, но, тем не менее, он не был без греха: без надлежащего расследования и установления фактов он уничтожил до последнего человека известную армянскую династию Дузиянов, опираясь лишь на слухи нескольких завистников. Дузияны были очень богаты, в течение ста лет они руководили Турецким Королевским монетным двором. Помимо чеканки золотных и серебряных монет Османской империи, Дузияны были официальными ювелирами королевской знати Турции и их семей. Одним из самых выдающихся представителей династии Дузиянов был Акоп Чалаби [или Челеби (дворянский титул)] Дуз.

Султан Абдул Меджид (1839—1861)

Султана Махмуда II сменил его сын Абдул Меджид, которому на момент вступления на престол было всего восемнадцать лет. Молодой султан, вдохновленный мечтами своего отца о превращении Турции в современное европейское государство, 3 ноября 1839 года объявил о Танзимате (программа реформ). Согласно Танзимату, султан обещал всем подданным империи безопасность, защиту чести и имущества вне зависимости от национальности и религии. Дискриминация между мусульманами и христианами была запрещена.

Султан Абдул Меджид был особенно привязан к армянам. Он позволил им написать национальную конституцию, которая бы регулировала внутреннюю и религиозную жизнь армян в Турции. Конституция, первоначально состоявшая из 150 статей, была подготовлена представителями армянской интеллигенции — Григором Одияном, Сервиченом (Серовбе Виченян), Г. Баляном, Нааапетом Русиняном — и несколькими епископами.  

Султан Абдул Меджид

Против конституции выступили представители армянской буржуазии, включая эмиров, эфенди и духовенство: они считали его слишком «либеральным». На самом деле, они просто опасались, что национальная армянская конституция ограничит их привилегии как буржуазного класса.

Правительство, выступавшее против прохристианских законов, также не одобрило конституцию. Новый комитет из четырнадцати гражданских лиц и пяти священнослужителей разработал новую конституцию, состоящую из 99 статей (вместо 150).

Микаэл Налбандян (поэт-революционер) по этому поводу шутил: «Армянская национальная конституция была обрезана». Великий визирь турецкого правительства с сарказмом сказал: «Это просто квадратное колесо, которое не завертится». Бельгиец Ролин Джекменс писал: «Этот документ содержит все, кроме статьи, запрещающей курдам красть скот у армянских крестьян, насиловать армянских девушек и собирать у них по два-три раза один и тот же налог». После многочисленных поправок Армянская национальная конституция была окончательно утверждена правительством 15 марта 1863 года.

Титульный лист Армянской национальной конституции

Султан Абдул Меджид был скромным и мягкосердечным монархом. Он назначил двух великих визирей, чтобы те управляли делами государства, в то время как он, молодой государь, ищущий удовольствия, вел экстравагантную жизнь. Он проводил большую часть своего времени, наслаждаясь прелестями своего гарема и выпивая арак (ликер на Ближнем Востоке). Он умер в возрасте тридцати девяти лет.

Султан Абдул Азиз (1861—1876)

Абдула Меджида сменил его брат Абдул Азиз, которому было тридцать два года, когда он унаследовал трон. Старые силы, яростно выступавшие против реформ или европеизации страны, надеялись, что Абдул Азиз повернет время вспять, отказавшись предоставить христианам равные права с мусульманами. Но они были разочарованы, узнав, что новый султан относится к реформам с таким же энтузиазмом, как и его предшественники.

 Султан Абдул Азиз

Абдул Азиз, еще один монарх, ищущий утех, провел большую часть своего пятнадцатилетнего правления со своими четырьмя официальными женами и тринадцатью наложницами. (Согласно другому источнику, у Абдул Азиза было «девятьсот жен».) Хотя он и нашел время, чтобы обсудить реформы со своими министрами, он не смог принять их из-за вышеупомянутой оппозиции. Муфтий, великий визирь и военный министр не могли смириться с тем фактом, что султан считал всех своих подданных равными и обращался с ними соответствующим образом. Они сговорились против султана и 29 мая 1876 года свергли его. Пять дней спустя Абдул Азиз был найден мертвым во дворце.

Армяне оплакивали убийство этого либерально настроенного монарха больше, чем любая другая социальная группа.

Султан Мурад V (1876—1876)

Авни-паша, лидер заговорщиков против султана Абдула Азиза, разыскал Мурада, наследника престола, чтобы сказать ему, что он должен стать следующим султаном. Авни был удивлен, обнаружив, что старший сын Абдул Азиза скрывается в углу комнаты, дрожа от страха из-за военных движений и беспорядков за пределами дворца. Убийцы его отца поприветствовали его, сказав: «Да здравствует наш царь!»

Новый монарх, так же, как его отец, начал осуществлять реформы по европеизации страны и предоставлять равные права  всем его подданным, независимо от национальности или религии.

Султан Мурад V

В день вступления на престол тридцатисемилетний Мурад V объявил: «Мы будем править этой землей, руководствуясь идеями свободы». Он назначил своим премьер-министром лидера младотурок Зию-бея.

Мурад был четвертым подряд султаном, который пытался изменить старые порядки в Турции и предоставить христианским провинциям равные права с мусульманами. Реакционные турки не могли это больше вынести. Заговора против Мурада не пришлось долго ждать: он был свергнут 31 августа 1876 года, спустя три месяца правления. Поводом для его свержения назвали «умственную отсталость». Султана до конца жизни поместили под домашний арест в Чыраганский дворец.

Мурад был последним султаном, заинтересованным в реформах. Реакционные старые турки наконец нашли себе идеального правителя в лице Абдула Гамида II, младшего брата Мурада.

Убрав Мурада V с дороги, они объявили султаном Абдула Гамида, который стал печально известным тираном, бичом армянского народа.

Автор: Андраник Чалабян, писатель, медик, картограф и историк, автор нескольких томов по армянской истории.

Перевела с английского Элеонора Саргсян.

Комментарии

Что читать далее