Armat
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Генерал Андраник: «Мое дело осталось незавершенным…»
Память

Генерал Андраник: «Мое дело осталось незавершенным…»

«То, что мы, армяне, имеем право называть наше прошлое героическим и сохранились как нация, этим мы всецело обязаны незабываемому и вечному герою – Андранику». (Альберт Гаспарян, корреспондент «Советакан Айастан», август 1971 г.)

Об Андранике Озаняне, национальном герое и лидере национально-освободительного движения, знают практически все армяне. Он один из тех, благодаря которому армяне воспринимаются не просто как многострадальный народ, переживший геноцид, но также как народ, который вёл героические бои против во много раз превышающих турецких сил. История жизни Андраника – это история борьбы армянина за восстановление своих прав и своего достоинства.

Андраник родился 25 февраля 1865 года, это был период, когда точка кипения армян, живущих под под султанским игом, подходила к трагической развязке. Проживая в постоянных притеснениях в течение нескольких веков, как люди второго сорта, лишенные права даже на элементарную самооборону, они, в конце концов, начинают тайно координировать свои силы, давая начало национально-освободительному движению.

В 1885 году в родном городе Андраника Шабин-Карахисаре начинается революционное движение. Проживая с ранних лет в атмосфере страха, в ожидании очередных погромов и грабежей, Андраник одним из первых записывается в тайную группу, обучающую армянскую молодёжь технике самообороны на случай нападения турок и курдов.

В 1895 году Адраник получает первый опыт в качестве федаина, примыкая к отряду Сероба Ахпюра – одного из величайших армянских революционеров и борцов всех времен. Первое время Андраник оставался в тени, выполнял работу носильщика, помогая более опытным федаинам. Он вспоминает, что день, когда ему наконец доверили носить оружие, был самым счастливым в его жизни. Это была старая винтовка. «После этого не имело значения какое оружие я носил – это не давало мне того же трепета» – говорил он.

Сероб Ахпюр / hayazg.info

Со временем значение личности Андраника настолько повышается в глазах его товарищей-федаинов, что после трагической смерти Сероба Ахпюра именно он избирается новым предводителем. Лидер АРФ «Дашнакцутюн», знаменитый писатель Микаэл Варандян говорил: «Не менее мужественный и способный, чем Сероб Ахпюр, Андраник обладал как интеллектом, так и сильной интуицией. Прирождённый стратег, он знал наизусть все горы и долины своей родины, был уникальным и непревзойденным лидером и командиром. Он был смелым, но в то же время острожным и дальновидным».

Благодаря активной деятельности Андраника и его федаинов курдские и турецкие бандиты больше не чувствовали себя безнаказанными, и систематические грабежи и погромы армянского населения понизили свой градус. Однако это вовсе не значило, что турецкие власти отказались от политики угнетения христианского населения: они просто перешли к хитрой тактике.

В 1901 году власти Турции навязывают на армян Муша бремя кормления и содержания переселённых из Кавказа вооруженных беженцев-мусульман. И, словно этого было мало, им конфискуется и передаётся имущество армян. Армянский патриарх Константинополя Магакия Орманян призывает армян к терпению, «быть верным правительству», Российский консул в Муше обещает помочь, если армяне перейдут в православие. В отчаянии, армянские крестьяне начинают обвинять федаинов, что те не начинают полномасштабную революцию. Но революция требовала годы подготовки.

В эти критические дни в начале своей революционной карьеры Андраник решается на такую смелую авантюру, что она удивит как его друзей, так и врагов, и будет неделями держать всех в напряжении...

Он собирает отряд из тридцати федаинов и баррикадируется в близлежащем монастыре Св. Апостолов в Муше, прямо под носом османских военных командиров, и бросает им вызов на бой. Этот шаг поставил на карту все – его карьеру как революционера, его репутацию лидера и, конечно, его жизнь!

В то время, как Андраник сражался в монастыре, два заключённых мушской тюрьмы – армянин по имени Сако из Сев-Кара и курд из Джибрана – делали ставку. Курд сказал армянину:

– Сако, я думаю, что Андраник-паша спасется из монастыря.

Сако был скептичен:

– Как он может выбраться из монастыря живым, когда шесть тысяч турецких солдат окружили место?

– Сако, – сказал курд, – если Андраник не выберется живым, я тебе дам одного из своих лошадей. Если выберется, что ты мне дашь?

– У меня ничего нет, кроме моего саза (музыкальный инструмент, прим. ред.), – сказал армянин. – Но когда меня освободят и я уеду в Россию, я отправлю тебе хороший подарок.

Когда новость о том, что Андраник и федаины выбрались из монастыря живыми распространилась среди заключенных в Муше, курд поспешил к Сако и сказал:

– Сако! Сако! Разве я не сказал, что Андраник выйдет живым?

– Ага (уважительное обращение, прим. ред.), как ты мог это знать?

– Сако, мы знаем Андраника-пашу уже столько времени. Ты когда-нибудь слышал, чтобы он сделал что-то несправедливое? Если Бог не сохранит такого человека, кого тогда он сохранит?

Битва при монастыре Св. Апостолов – один из самых героических подвигов в карьере Андраника. Он хотел пробудить проблеск надежды у подавленного армянского народа, показать, что все не потеряно, что армяне все еще могут сражаться. Своим примером мужества и самопожертвования Андраник хотел встряхнуть сознание широких армянских масс и мотивировать бороться за выживание.

В 1904 году происходит одно из самых крупных восстаний армян против турецкого ига – Сасунское восстание. Всего тысяча армян (200 федаинов, остальные – местные жители) противостояли 17-тысячной армии турок и курдов. Мечи противостояли пушкам. Армяне мужественно держались в течение месяцев и даже побеждали в нескольких битвах. Единственной причиной поражения стала нехватка оружия и боеприпасов. Победа турок сопровождалась массовым кровопролитием и попыткой полностью искоренить из Сасуна армянское население.

Сасунцы пашут поля / houshamadyan.org

Это привело Андраника в глубокое отчаяние. Несмотря на то, что он уже был знаменитостью и героем для армян, тем не менее, после подавления турками Сасунской самообороны Андраник решает покинуть Западную Армению. В интервью учителю-интеллектуалу Ованесу Гулогляну он говорит, что опыт Сасунского восстания убедил его в четырёх вещах:

– что Армянское революционное движение было тщетным;

– что жертвы, которые требовала революция, были слишком тяжёлыми для народа;

– что Армянское революционное движение не имело шансов на успех без помощи иностранных держав

– и что поддержка иностранных держав была лишь предлогом  для преследования их собственных интересов.

Будучи за границей, в Болгарии, Андраник пишет книгу «Военные инструкции», в заключении которой обращается к армянской молодёжи:

«Прошло два года с тех пор, как я нахожусь в диаспоре, и я не видел, чтобы армянская молодежь собиралась и тренировалась в борьбе и ведении оружия. У меня разбивается сердце, когда я говорю это. Вы были свидетелями, как вражеский меч пропитывал нашу родину кровью и заставлял нас покориться его воле.

Опыт показывает: чтобы защищаться и выживать, будь то в Турции, Персии или на Кавказе – мы не имеем иного выхода, кроме как вооружаться и учиться сражаться. Человек не рождается героем или воином. Только используя оружие он развивается в способности бороться и выживать.

Братья армяне диаспоры, не я призываю вас, это зов родины, зов наших мучеников и героев, которые пролили свою кровь на наши земли и скалы. Они зовут вас к действиюзовут к мести

Плакат с изображением Андраника в газете «Нью-Йорк Америкен», 1920 год

В Болгарии Андраник жил тихо и уединенно, компанию ему составляли разве что воспоминания из прошлого. Каждую вторую или третью субботу он плыл на лодке в Варну – посещать мессу и слушать музыку в армянской церкви Святого Саркиса. Он никогда не покидал церковь, пока не слушал «Орхнял ехерук» (будь благословлен) и не поцеловав руку священника и библию, которую он держал в руках.

Важный момент для понимания личности Андраника – его взаимоотношения с партией «Дашнакцутюн». Андраник являлся ее членом, но в 1907 году на Четвертом генеральном конгрессе партии между Андраником и АРФД происходит разрыв.

Дело в том, что Андраник был против «Кавказского плана», согласно которому армяне должны вступать в борьбу против российского царизма и строить социализм на Кавказе и по всей России: «Это ослабит нашу борьбу за освобождение на родине (в Западной Армении – прим.ред.). У нас слишком много врагов, не превращайте Россию в одного из них».

Другой вопрос касался транспортировки вооружения по Османской империи. Андраник считал, что секретные склады боеприпасов революционеров должны находиться в неприметной сельской местности, а не в Ване – крупнейшем городе провинции Васпуракан, где правительство сможет проследить за их местонахождением. Андраник предупредил конгресс: «Рано или поздно склады попадут в руки правительства».

Один из членов партии, Арам Манукян (будущий руководитель Первой республики Армения), человек, не имевший военного опыта, приводил доводы против положения Андраника. Когда вопрос был поставлен на голосование, Конгресс поддержал мнение Арама. Андраник снова почувствовал, что не может предотвратить неизбежные потери из-за поверхностного подхода своих товарищей к политическим и военным вопросам.

Андраник Озанян / houshamadyan.org

Андраник считал, что освобождение Западной Армении должно быть главным направлением деятельности революционной организации. В ранние годы АРФД действительно представляла эту точку зрения, однако на Четвертом генеральном конгрессе изменила свои основные ориентиры. Расширив масштабы своей революционной деятельности от турецкой Армении до Кавказа, АРФД пыталась одновременно бороться с тираническими правительствами султана Абдула Хамида II и царя Николая II. Андраник был против социалистической направленности партии, потому что для него освобождение турецких армян имело приоритет над всеми другими проблемами или идеологиями. На все аргументы за или против социализма Андраник отвечал: «Ради бога, давайте сначала освободим людей!»

Известно, что «Дашнакцутюн» сотрудничал с младотурками, надеясь, что с помощью них может быть свергнут султан Абдул Хамид II. Андраник же не имел абсолютно никакого доверия к туркам, вне зависимости от их принадлежности – оттоманским, младотурецким или кемалистским.

Вскоре дашнакским лидерам пришлось вспомнить, что сказал Андраник на Четвертом генеральном конгрессе: четыре месяца спустя Андраник узнал, что секретные склады боеприпасов в Ване попали в руки турецкого правительства и что Арам Манукян был арестован в своем убежище.

Было очевидно, что партия АРФД была разделена на восточную и западную фракции. Восточные (русско-)армянские делегаты, которые не проживали в Турции и не испытывали на себе турецких беспорядков, выступали за этот «Кавказский план». Большинство, если не все западные (турецко-) армянские делегаты, присоединились к Андранику, выступая против этого плана. Они были в первую очередь заинтересованы в освобождении своих родственников, страдающих под турецкой тиранией. Они не были обеспокоены внутренними проблемами России, поскольку у них у самих было достаточно проблем.

В 1909 году, спустя два года после конгресса, когда «конституционное» правительство младотурков уже прочно обосновалось в Османской империи, в Адане происходят массовые погромы. Пытаясь прикрыть себя в глазах Европы, руководство младотурецкой партии проводит фиктивное расследование случившегося, в то время как истинные виновники остаются безнаказанными.

Карикатура на «кровавого султана» на обложке французского журнала, 1897 год

Пока в 1912-1913 годах армянская интеллигенция внимала речам младотурков о новых демократических порядках в Турции, о «свободе, равенстве и братстве» всех подданных, Андраник находился в Болгарии и готовился помочь Балканским странам, объявившим войну туркам, обрести свободу. Из 273 армянских беженцев он организовал волонтерскую группу, чтобы бок о бок воевать с болгарами против Турции. Лейтенантами Андраника были Торгом, Нжде, Аргаманян и другие.

Готовясь к войне на Балканах, новоиспеченная партия младотурков начала национальную кампанию по сбору средств для турецких армии. Армяне щедро откликнулись на призыв и собрали тридцать тысяч золотых фунтов. Армянские торговцы, которые, как правило, вносили пять или десять золотых фунтов на освобождение Армении, партии младотурков дали сотни и даже тысячи золотых.

Лев Троцкий, один из организаторов Октябрьской революции и создателей Красной армии, был тогда корреспонтентом от русской газеты «Киевская мысль» на Балканах и так описывал командующего армянскими добровольцами: «Андраник – душа войска. Он выглядит великолепно в своем полевом костюме с каракулевой шапкой и в опрятных военных сапогах, из под которых виднеется хлыст, как символ его официальных полномочий. Сбоку висят бинокль и револьвер Браунинг, на груди – букет с лентой, на которой читается «свобода или смерть». Это дар от армянских женщин Комитета Красного Креста».

Про участие Андраника в Балканской войне трубили все газеты. После победы в войне и освобождении балканских народов Лев Троцкий написал статью под названием «Андраник и его войска»: «Во главе армянского добровольческого отряда, сформированного в Софии, стоял Андраник, герой песен и легенд. Он среднего роста, в фуражке и высоких сапогах, худой, с морщинами и седеющими волосами, пышными усами и бритым подбородком, с аурой человека, который после долгого исторического интервала, снова нашел себя».

Лев Троцкий / aif.ru

В 1914 году члены АРФД собираются на Восьмой съезд партии, который проходит в Турции. Руководство партии решает, что если война разразится, партия останется «лояльной» к правительству. Таким образом, даже после начала Первой мировой войны армяне, обманутые лозунгами младотурков, защищали себя «добродетелью повиновения». Один из членов партии, Э. Акнуни (Хачатур Малумян), заявил следующее: «Нет причин, по которым правительство должно нас недооценивать. На нашем съезде мы решили, что, если есть общая мобилизация, каждый армянин военного возраста должен выполнить свои военные обязанности. У нас есть основания полагать, что правительство поймет и оценит нашу честность».

С началом Первой мировой войны Андраник обращается ко всем армянам-интеллектуалам и революционерам с призывом покинуть Константинополь и выехать за границу. Они не послушали Андраника, который позже с напишет своих мемуарах: «Мужчины-львы были загнаны в скотобойню как бараны».

Вскоре Андраник вступает в Первую мировую войну, сформировав армянский добровольческий отряд в составе российской армии, который будет воевать против турецких сил на Кавказском фронте. Полные энтузиазма, армяне из разных точек мира начали стекаться в Тбилиси – место собрания добровольческого отряда. Каждый хотел пойти на фронт и бороться против врага. Армянский отряд героически сражался на территории Западной Армении за взятие Вана, Муша, Битлиса и других городов, а сбежавшее на Кавказ вследствие геноцида армянское население возвращалось обратно в свои разрушенные дома, будучи уверенными, что они под надежным контролем российской армии.

Впервые за долгое время армяне, имея в союзниках Россию, которой армянский вопрос был необходим для решения своих целей, ощутили, что смогут построить свое государство на своих исторических территориях. Но наступила Октябрьская революция, повлекшая за собой свержение российской монархии и установление социалистического строя...

Новая власть в России – новая внешняя политика. Революционеры решили, что для сохранения своей власти в стране Россия во что бы то ни стало должна выйти из войны. Таким образом, Кавказский фронт распадался, и армянские добровольцы фактически оставались единственной силой, защищающей армянских беженцев Турции на территориях, занятых российской армией.

В конце февраля 1918 года, когда несколько тысяч жалких турецких солдат начали двигаться на восток, они использовали то, что не использовали армяне – огромные запасы российских боеприпасов и военной техники. Армянские лидеры в Тбилиси позволили возможности проскользнуть мимо них. Чтобы «отмыть грехи» перед лицом потомков, лидеры «Дашнакцутюн», представляющие Национальный армянский совет Тбилиси, сформировали армянское подразделение, объявив генерала Андраника своим командиром. Генерал Андраник отправился в Эрзрум защищать некоторые части Западной Армении, и он был полностью убежден, что военно-политическая ситуация благоприятна для решения этой задачи.

Впервые за сотни лет, в один из самых критических моментов в летописях армянской истории, армяне вступали в битву с военным превосходством в ряде ключевых сфер: численное превосходство (15 тысяч человек, из которых 8 тысяч – профессиональные солдаты), огромное количество боеприпасов, пушек и провизии. Кроме того, Эрзрум был защищен толстыми стенами, траншеями и колючей проволокой, а противник приближался к городу с открытых полей в количестве всего четырех тысяч голодных, плохо экипированных и жалко одетых человек.

Однако первоначальный оптимизм Андраника относительно боевого духа войска быстро исчез. Армянские солдаты с Кавказа неохотно сражались на турецкой территории. Они не осознавали, что битва в Эрзруме – это решающий момент в истории Армении. Изучив ситуацию в городе, генерал Андраник передал этот показательный отчет Национальному совету в Тбилиси: «Хаос! Полный хаос, в истинном смысле этого слова!»

Заметному снижению этнузиазма войск Андраника, в особенности, армянских солдат из России, способствовало несколько факторов:

–  лозунг Ленина «Долой войну!», который он трубил для русских, утомленных войной;

– двойственное отношение Национального совета к освобождению Западной Армении;

– слухи из Тбилиси о том, что турецкая Армения будет оставлена ​​турками;

– Брестский договор, в котором говорится, что туркам не разрешалось продвигаться дальше своих границ 1914 года;

– отсутствие суда и смертной казни в армянском военном ведомстве.

В одно утро у Андраника было предчувствие, что до наступления дня он упадет на поле битвы. Поэтому, прежде чем отправиться на фронт, он сказал своим помощникам: «Скажите будущим поколениям, что я стою один, и упаду один у стен Эрзрума».

Государственный деятель и будущий премьер-министр Первой республики Армения Симон Врацян скажет о падении Эрзрума следующие слова: «27 февраля Эрзрум попал под самые постыдные обстоятельства. Под командованием Андраника было восемь тысяч хорошо вооруженных и хорошо обученных солдат, более ста орудий в хорошем состоянии и неиссякаемый запас боеприпасов и продовольствия».

Эрзрум, сердце Западной Армении, был потерян.

Микаэль Варандян, один из идеологов партии «Дашнакцутюн», позже писал: «Даже если бы на месте Андраника был Наполеон Бонапарт, в таких условиях он бы не смог сыграть роль освободителя».

В течение тридцати лет армянские революционеры вели сложнейшую борьбу внутри Османской империи, в то время как Эрзрум – стратегически важный город и один из исторических и культурных центров – был просто сдан туркам вместе с остальной Западной Арменией. Коварные действия офицера армии, колеблющиеся лидеры в Тбилиси, которые были обмануты положениями Брест-Литовского договора, фракционные различия между русскими и турецкими армянами и отсутствие военной дисциплины в армии – все это вместе привело к катастрофе.

За падением Эрзрума последовало падение Карса, которое вызвало среди российских армян Кавказа больше гнева и горечи, чем падение Эрзрума, ибо Эрзрум, в конце-концов, принадлежал турецким армянам, а Карс – им. Из Тифлиса армянским войскам поступил приказ от премьер-министра Чхенкели немедленно прекратить военные действия и принять условия турецкой стороны. Очевидно, что он действовал из интересов грузинского народа, договариваясь с турками и препятствуя их вторжению на территорию Грузии. Армянские войска покинули Карс вместе с 20-тысячным населением города. Вечером того же дня в Карс вошла турецкая дивизия.

Несмотря на то, что закавказское правительство (правительство Закавказья, созданное в Тифлисе  в 1917 году с участием грузинских «меньшевиков», эсеров, армянских дашнаков и азербайджанских мусаватистов) выполнило все требования турецкой стороны, турки продолжили наступление, и армянская дивизия под их натиском отступила к Александрополю.

Падение Карса, а за ним Александрополя привело к блокаде Армении, и в таком положении надо было решать – либо смерть, либо борьба из последних сил. Именно на этот период приходятся героические майские сражения 1918 года, когда армянским силам удалось остоять существование своего государства в сражениях под Каракилисом, Баш-Апараном и Сардарапатом и нанести турецким войскам сокрушительный удар.

Спустя пару дней после этих побед армянская сторона в лице Национального совета в Тбилиси подписывает с турками Батумский договор о примирении, который оставляет Армении территорию всего 12 тыс км2 (Эриваньский и Эчмиадзинский уезды) с населением всего 1 млн человек.

После подписания договора генерал Андраник перестал иметь какие-либо связи с новосозданной республикой Армения. Он считал, что принятие нынешних границ маленькой российской республики Армения поставит точку в Армянском вопросе и утвердит окончательную потерю турецкой Армении, за освобождение которой он боролся всю свою сознательную жизнь.

Даже российские армяне не спешили возвращаться в новосозданную маленькую «республику Ереван», предпочитая Тбилиси или Баку. В 1920 году, 2 года спустя после объявления о независимости, большинство населения 30-тысячного Еревана составляли татары.

Российские армяне отказались защищать турецкую Армению, а для Андраника нынешняя «республика Ереван» не была полноценной Арменией. Тем не менее, без участия Андраника и его дивизии Зангезур был бы сегодня частью Азербайджана и только чудо могло бы спасти 60-тысячное армянское население этой области от полного уничтожения турко-татарскими силами осенью 1918 года.

Правительство Первой республики Армения состояло из членов партии «Дашнакцуцюн» (национал-социалистов), которые стремились сблизиться не с советским, а с германо-турецким блоком. Заключая с турками договоры и отправляя свои делегации в Константинополь, дашнакскому правительству казалось, что это отличная дипломатия, которая поможет Турции смилостивиться над армянами и уступить им «порцию» исторической Армении.

Жизненные цели и политическая ориентация Андраника сильно отличались от новой внешней политики «Дашнакцутюн». После тридцати лет борьбы, победных битв и разочарований, генерал Андраник был физически истощен и морально подавлен.

Вскоре Андраник принимает решение уехать за границу, и в то время, пока он находится там, сбывается то, что он предсказывал: его обвинения о том, что созданная на турецких условиях независимая Армения – это обман, оказались реальностью.

Мустафа Кемаль, новый турецкий лидер, в своей политике по отношению к армянам оказался таким же, как и его предшественники – в конце 1920 года кемалистская Турция нападает на Армению. Это застает врасплох армянских лидеров и заканчивается поражением вооружённых сил Республики Армения. Армянское правительство в лице дашнаков соглашается подписать самый позорный договор за всю историю – Александропольский мирный договор на всех выгодных туркам условиях, лишь бы сохранить крохотную часть суверенности и предотвратить советизацию той маленькой части Армении, которая осталась (по договору, 20% от уже маленькой республики). Более того, Турция устанавливала над Арменией свой мандат, что означало, что армяне фактически находились бы «под защитой» своих врагов, а армия Армении не должна была превышать 1500 человек...

Однако вскоре после подписания Александропольского мирного договора на территорию Армении входит Красная армия и правительство Первой республики уходит в отставку. Силы советской армии забирают обратно половину территорий, оккупированных турками, что увеличивает площадь республики Армения в три раза. С советизацией Армении Александропольский договор аннулируется, так и не вступив в силу.

Тем временем Андраник совершает заграничные поездки во Францию, Англию и США и затем, по приглашению Погоса Нубара-паши, видного армянского политического деятеля диаспоры, возвращается в Европу для поддержки освободительной борьбы армян Киликии, инициированной Францией и Англией. Киликия должна была быть признана независимым государством под французским мандатом.

Генерал Андраник в Париже, 1919 год / houshamadyan.org

«Миграция армян из Киликии будет большой катастрофой, если мы не сможем продолжить борьбу. Было бы лучше, если бы армяне жили под французским управлением. На Кавказе слишком много беженцев, и беженцам из Киликии будет очень трудно добраться туда, особенно в этом сезоне. Считаете ли вы, что французы могут изменить свое отношение? Смогут ли они понять важность их дружбы с армянами с точки зрения их собственных интересов? Будущее покажет». (из письма генерала Андраника)

Будущее показало. Эта инициатива также была провалена из-за обострения англо-французских взаимоотношений. Франция вывела свои войска из Киликии, а турецкие войска вошли в Киликию.

С 1922 года Андраник переезжает в США, во Фресно. Спокойная и тихая жизнь, которую он там нашел вместе со своей женой, не соответствовала жизни героя. Это было похоже не самоизгнание.

Став свидетелем промахов армянских политиков в Тбилиси, которые так дорого стоили армянскому народу, и позорного отступления армянских солдат из Эрзрума, где борьба достигла кульминации и должна была быть увенчана лаврами победы, Андраник не мог найти мирного, спокойного уголка в мире, который мог бы утешить его. Под тишиной виноградников во Фресно Андраник оплакивал свои мечты, разрушенные у стен Эрзрума.

Генерал Андраник посетил многие города и штаты Америки и продолжал оказывать содействие армянам диаспоры, организовывал пожертвования в пользу армянских беженцев и сирот.

Во время своего последнего визита в Нью-Йорк он сказал: «Мы все смертные. Когда я умру, я не хочу, чтобы мое тело принадлежало кому-то. Оно принадлежит армянскому народу, моим верным солдатам и Армении. Я не желаю восхвалений перед моим гробом. Вместо цветов я хочу, чтобы вы отправляли подарки моим покинутым солдатам и их семьям».

Андраник Озанян умер 31 августа 1927 года в Калифорнии, США, его последними словами были: «Мое дело осталось незавершенным…».

Источник: Andranig Chalabian, "General Andranik and the Armenian Revolutionary Movement"

Комментарии

Что читать далее