Armat
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
7 вопросов 7 армянам из 7 стран

7 вопросов 7 армянам из 7 стран

Часть первая — 6 вопросов 6 армянам из 6 стран

1. Как ваши предки попали в эту страну? 

Оганнес, Турция — Мы сюда не «попали», территория Турции — историческая родина армян. Та малая часть армян, которой удалось выжить после геноцида и не сбежать, продолжила свою жизнь на территории Анатолии, в том числе и мои предки, которые родом из Себастии. В 1950-х годах моя семья переселилась западнее, в Стамбул, потому что уже не выдерживала давления со стороны своих соседей. Были также и экономические причины, поэтому в этих годах зафиксирован большой поток населения в Стамбул, который из небольшого города превратился в крупный мегаполис.

Владимир, Россия — Мы переехали все вместе из Баку из-за начала армянских погромов.

Артур, США — Родом я из Узбекистана, куда моя бабушка сбежала из Эрзурума во время геноцида. Мой дед родом из Еревана, но большую часть жизни, прежде чем переехать в Узбекистан, провел в Арцахе. В США я и моя мать переехали в 1999 году из-за экономических проблем.

Нарек, Сирия — Дед моего отца был из Биреджика (западноармянский город близ Сирии), а его бабушка — из города Килис. Они оба бежали из-за геноцида и добрались по реке Евфрат до сирийской деревни Джераблус. Там родился мой дед, и после женитьбы на моей бабушке, которая также была армянкой, они переехали в Алеппо. Дед моей матери был из Антепа (сейчас называется Газиантеп), а бабушка была из Биреджика. Они также оказались в Алеппо. 

Анна, Грузия — Мой прадед Аршак родился в 1894 году в городе Карс. Он убежал во время геноцида, когда ему было 21 год. Ну, а я — уже третье поколение, которое рождается в Тбилиси. 

Карин, Израиль — Семья моего дедушки по материнской линии родом из села Йогонлук в районе горы Муса-Даг. В 1915 году его семья была эвакуирована оттуда французскими кораблями в Порт-Саид, Египет. Когда районы Муса-Дага перешли под контроль Франции, семья вернулась обратно. Вскоре после рождения моего дедушки между Францией и Турцией был заключен договор о передаче этих земель Турции, поэтому многим армянам вновь пришлось оттуда уезжать. Так моя семья оказалась в Анджаре (Ливан), а затем в поисках работы очутилась в Яффо. Моя прабабушка по материнской линии после геноцида оказалась на Кипре в приюте Мелконян, там ее нашел дальний родственник, который искал выживших из своей семьи, и женился на ней. В итоге они тоже в поисках работы оказались в Яффо.

Шаген, Ливан — Мои предки пришли из Мараша (современный Кахраманмараш). Моя фамилия Арабоглян сыграла немаловажную роль в жизни моих предков. «Араб-оглу» переводится с турецкого как «сын араба», что использовалось как сокрытие во время геноцида, так как все турецкие националисты думали, что они арабы, а не армяне, и это позволило моим предкам добраться до безопасных земель. В любом случае, сойти за арабов было несложно, Мараш был средиземноморским городом, в этом причина, что турки были влюблены в него, а мы не особо отличались внешне от средиземноморских арабов.

2. Армяне вашей страны — сплоченные?

Оганнес, Турция — По-моему, армяне Турции не едины, они разделены на разные группы, более всего — по политическим взглядам. Особенно в последние годы: после того, как тяжело заболел наш патриарх, и власть в свои руки незаконно взял Арам Атешян.

Владимир, Россия — Сложно сказать, у меня есть круг общения — это очень надежные, верные армяне. Сплочены ли мы? Можно сказать, что да. В целом же в России армянам сложно сплотиться, так как есть противодействие со стороны ряда известных и авторитетных армянских организаций, которые только на словах объединяют нацию, а на деле разобщают.

Артур, США — Я бы сказал и да, и нет. Есть много разных благотворительных фондов и организаций, которые помогают хаястанцам (армянам из Армении), но в то же время существует много политических разногласий.

Нарек, Сирия — Да, армяне в Сирии, особенно в Алеппо, сплоченные во многих аспектах. Они живут в районах, населенных в основном армянами, и большинство армян посещает армянские школы, клубы скаутов, организации, церкви и т.д.

Анна, Грузия — К моему большому сожалению, нет. Несмотря на то, что в Тбилиси функционируют множество армянских организаций, сегодня активное участие в жизни общины принимает лишь малая часть армян. Думаю, Грузия отличается от остальных стран диаспоры тем, что у армян в этой стране очень богатое прошлое, однако сегодня количество армян в Грузии уменьшается с каждым днем, исчезает память о великих людях, проживших здесь и творивших ради этой страны.

Карин, Израиль — Армяне на этих землях имеют очень долгую историю. Есть «Kaghakatsis», т.е., граждане, которые жили в Иерусалиме веками и были, в основном, сообществом купцов и торговцев. После Геноцида некоторые выжившие оказались в Иерусалиме, Яффо и Хайфе, где Армянская церковь помогла им чем смогла. Многие из потомков этих выживших армян до сих пор живут в пределах стен Армянского монастыря в Иерусалиме и делятся на две основные социальные группы: Ойтчмены (связанные с рамкаварами) и Оменетмены (связанные с дашнаками). Следующая большая волна миграции произошла после распада Советского Союза в 1991 году — армяне, которые смогли доказать, что у них есть еврейские корни, смогли иммигрировать в Израиль.

Шаген, Ливан — Ливанские армяне довольно сплоченные, и этому способствует много факторов: официальные культурные и художественные центры с разными классами, молодежные федерации студенческие ассоциации университетов, скаутские отряды, спортивные клубы, много армянских школ на выбор и несколько значимых объединений.

3. Хотелось ли когда-нибудь скрывать национальность?

Оганнес, Турция — Желания не было, но иногда я задумываюсь, стала бы моя жизнь легче, если бы я не был армянином? Особенно учитывая, что я живу в Турции и есть исторические вопросы, например, вопрос геноцида, который не решен до сих пор. И это большая проблема для двух народов и большое препятствие для диалога и взаимоотношений.

Владимир, Россия — Были случаи, когда армяне вели себя таким неподобающим образом, что хотелось под землю провалиться от стыда. В отношениях же с неармянами никогда не было ни желания, ни нужды.

Артур, США — Ни разу. Я ненавижу, когда армяне других стран меняют свои фамилии, чтобы приспасабливаться. Мы древний народ, мы жили и достигли слишком многого не для того, чтобы я когда-либо скрывал свою гордую идентичность.

Нарек, Сирия — Нет. В некоторых случаях быть армянином в Сирии было даже выгодно, поскольку многие сирийцы считают армян надежными.

Анна, Грузия — Быть армянином в Грузии не всегда было выгодно, поэтому многие армяне меняли свои фамилии и до сих пор пытаются тщательно скрывать этническую принадлежность. Если говорить коротко, быть армянином в Грузии — не модно. За последние годы эта тенденция несколько изменилась: новое поколение армян, у которых есть возможность получить образование и помочь другим понять, что нету ничего постыдного в своей этнической принадлежности, что этим, наоборот, нужно гордиться, — вряд ли будет стыдиться самих себя.

Карин, Израиль — Нет. Моя семья воспитывала меня в гордости за свою нацию.

Шаген, Ливан — Скрывать принадлежность к нации, которая имеет историю, культуру, самобытность длиною в несколько тысяч лет — довольно трудно, не так ли? В любом случае, я никогда не чувствовал необходимости в этом. На Западе армян относят к доисторическим этносам — это то, чего западным нациям очень хотелось бы. На Ближнем Востоке я с гордостью говорю про социальные, экономические и политические преобразования, которые сегодня переживает Армения и о чем сами арабы могут только мечтать. К слову, я член кабинета Армянского клуба в моем университете и я постоянно нахожусь среди организаторов армянских ивентов, посвященных, например, Барекендану (армянская масленица), Святому Саркису (армянский праздник влюбленных), годовщине геноцида и даже таких глупых как продажа сандвичей и суджухов для сбора средств.

4. Сталкивались в своей стране с дискриминацией по национальному признаку?

Оганнес, Турция — Это Турция, в конце концов, и каждый армянин обязательно сталкивается с этим. Я в том числе, но вместе с тем у нас есть также совершенно противоположные — очень положительные явления, и это, собственно, является причиной, что мы продолжаем жить в этой стране как армяне и как христиане. Поэтому я живу, концентрируясь больше на хорошем, чем на плохом.

Владимир, Россия — В России сложно говорить о дискриминации по национальному признаку, скорее — бытовое хамство и невежество. У меня хорошее образование, нормальная работа. Таких армян, как я, — много. Не помню, чтобы меня когда-то притесняли из-за нации. Другое дело, что часть русских считают, что они принесли цивилизацию народам бывшего Советского Союза, а сейчас уверены, что во многих бедах виноваты мигранты, это рождает пренебрежительное отношение: фразы «черный», «чурка» и т.д. Однако это не дискриминация, а невоспитанность, меня больше окружают люди культурные.

Артур, США — Лично я нет, ни в Америке, ни в Узбекистане.

Нарек, Сирия — Сирийцы любят и уважают армян, потому что мы трудолюбивый народ, который, где бы ни жил, приносит пользу этой стране. Так что я не встречал в Сирии дискриминации по этническому признаку.

Анна, Грузия — Думаю, это болезненный вопрос для всех национальных меньшинств в Грузии, но особенно — для армян. Чаще всего это можно встретить в социальных сетях, где все желающие могут свободно выразить свою ненависть.

Карин, Израиль — Армяне как меньшинство всегда пользовались уважением. Тем не менее, я могу с уверенностью сказать, что на личностном уровне я несколько раз сталкивалась с некой дискриминацией не обязательно потому, что я армянка, а скорее потому, что я не являюсь частью правящего большинства в стране, которая находится в состоянии сложного и длительного конфликта.

Шаген, Ливан — Думаю, рано или поздно любое меньшинство сталкивается с дискриминацей по национальному признаку, особенно в Ливане, где армяне составляют более 4% населения, что делает нас крупнейшим неарабским меньшинством. Несколько раз было, что, когда я говорил о политике в Ливане, мне говорили «займись своей Арменией», и это при том, что у нас есть шесть армянских депутатов в парламенте и два министра. Языковые барьеры тоже всегда имели место быть, так как арабский известен как один из самых сложных языков в мире, и я иногда допускаю грамматические ошибки из-за моего «армянского происхождения». Тем не менее, надо сказать, что армяне (мелкие происшествия не в счет) никогда не становились в Ливане объектами преступлений на почве национальной ненависти.

5. На каком уровне владеете армянским языком?

Оганнес, Турция — Думаю, мой уровень владения выше среднего. То есть, я читаю, но разговорный язык не так часто удается использовать, потому что моя повседневная жизнь окружена неармянами. В 18-милионном городе встретить армянина слегка сложновато.

Владимир, Россия — На очень плохом: я читаю и пишу на армянском, но не говорю и очень плохо понимаю.

Артур, США — Почти не говорю. Я стараюсь учить изо всех сил, но, это непросто — во всех смыслах.

Нарек, Сирия — С детского сада я посещал в Алеппо AGBU-LNKG — школу Всеармянского Благотворительного Союза им. Лазаря Наджаряна и Галуста Гюльбенкяна — и окончил ее. Они обучали нас языку, истории и религии на западноармянском. Также мы говорили на армянском дома, так что это мой родной язык. Однако, когда я приехал в Армению, первые несколько месяцев были сложными, потому что многие люди не понимали западноармянский, так как он отличается от восточноармянской версии языка. Спустя время я привык к различиям в использовании слов и произношении некоторых букв, но, тем не менее, я не могу говорить с чисто восточноармянским акцентом.

Анна, Грузия — Я достаточно хорошо владею армянским языком — я закончила армянскую школу, что, к сожалению, большая редкость для армян нашей страны.

Карин, Израиль — Владею неплохо. Это первый язык, на котором я начала говорить, и единственный язык, на котором говорят в нашем доме, несмотря на то, что в повседневной жизни все члены нашей семьи используют минимум три других языка. Несмотря на то, что в Иерусалиме есть армянская школа, мы жили в Яффо, и это было слишком далеко, чтобы ездить туда каждый день, поэтому родители записали нас в шотландскую школу в Яффо. В детстве мы посещали «пятничную школу» уроки армянского языка, которые наша община организовывала для детей, однако наш уровень чтения и письма был в лучшем случае базовым. Только в университетские годы, когда мой интерес к армянскому наследию возник и в академическом плане, я решила, что хочу научиться свободно говорить по-армянски. Я хочу поблагодарить мою бабушку за то, что она часами терпеливо сидела со мной, пока я ломала язык над армянскими текстами и, наконец, не научилась бегло читать.

Шаген, Ливан — Мне посчастливилось расти в армянской семье и ходить в армянскую школу, поэтому я довольно свободно говорю по-армянски и у меня неплохие навыки письма. Я рос с пониманием, что армянский язык — это не только способ показать свою патриотичность, но также язык, которого не хватает в наших общинах по всей диаспоре и который нуждается в коренных реформах. На армянском мы выражаем нашу любовь к родине, говорим об истории и поем о нашей культуре, и это здорово. Но когда дело доходит до выражения искренних чувств, разговоров и песен о простых вещах типа любви, жизни и мира, мы избегаем это делать на армянском, сразу переходим на языки, которым нас учат в СМИ или на языки стран, в которых мы выросли.

6. Проживая в диаспоре, являетесь ли вы активной частью армянской общины?

Оганнес, Турция — Я общаюсь и дружу со многими из армянской общины, есть знакомые священники, должностные лица в разных организациях, но сам я в жизни общины не участвую и не хочу занимать никакую должность. Я просто понимаю, что оставаясь вне этой общинной бюрократии я смогу быть больше армянином, чем внутри нее, потому что я вижу много проблем внутри армянских организаций, вижу корыстные цели. Но я слежу за новостями, армянскими издательствами — узнаю кто есть кто, чем занимается, какие повестки дня.

Владимир, Россия — Когда-то я преподавал историю Армении, сейчас читаю лекции по нашей истории, как в России, так и на Западе. Уже 10 лет работаю в самом качественном армянском журнале «Жам» (Время), который устраивает еще и творческие вечера, показы фильмов и т.п. армянской тематики, но при всем при этом я не могу себя назвать «активной частью армянской общины», поскольку нет никакой общины — есть армянские организации, есть отдельные армяне.

Артур, США — Нет, я занимаюсь армянской деятельностью в Армении. Я неофициально рекламирую и пытаюсь заинтересовать людей участвовать в занятиях центра VoMA (искусство выживать в экстремальных условиях). Армении необходимы мощные вооруженные силы, это то, что должно интересовать ВСЕХ армян.

Нарек, Сирия — В Алеппо я много лет являлся членом клуба скаутов AGBU-AYA — Молодежной Ассоциации Всеармянского Благотворительного Союза. Также я состоял в армянской танцевальной группе. Большинство моих друзей там были армянами.

Анна, Грузия — С 15 лет я принимаю активное участие в общинных мероприятиях и максимально стараюсь иметь свой хотя бы маленький вклад в развитие общины.

Карин, Израиль — Как армянка, гордая своим происхождением, я старалась быть максимально вовлечена в жизнь общины, которая у нас есть. С раннего возраста я была скаутом в Homenetmen и до сих пор стараюсь оставаться в этой организации активной настолько, насколько это возможно. Также я активно работаю на тем, чтобы знакомить общество с армянами и их историей на этих землях: с этой целью я провожу семинары и информационные занятия для неармянской молодежи.

Шаген, Ливан — Если бы был список из всех вещей, которые можно сделать в ливанской общине армян, я бы пометил все. Я танцевал и играл на пианино в армянском культурном центре, я был скаутом, членом молодежной федерации, членом кабинета Армянского клуба в университете, и это лишь часть из всего списка.

7. Хотели бы переехать в Армению? Почему?

Оганнес, Турция — Я бы хотел. Это один из самых серьезных вопросов для меня. Я уже раза шесть-семь был в Армении, и каждый раз, когда приезжаю, наблюдаю, изучаю атмосферу, взаимоотношения, экономическое состояние. Сейчас мне более реальной кажется жизнь в качестве «армянина из Полиса» (стамбульского армянина прим.), но мысли о переезде меня не покидают.

Владимир, Россия — Да, я запланировал переезд, уже есть дата, планы, чем заняться на Родине. Почему? Потому что Армения — мой дом.

Артур, США — Представьте, если 1 миллион мотивированных армян-единомышленников вернутся в Армению: мы не будем нуждаться ни в чьей помощи! Армения слаба только с экономической точки зрения. Преступность, наверное, сама низкая из всех стран. Люди дружелюбные, еда хорошая. Конечно, я бы хотел вернуться, но, к сожалению, это невозможно, по крайней мере, в ближайшем будущем.

Нарек, Сирия — С 2014 года я нахожусь в Армении. В первую очередь я переехал, чтобы учиться в Американском университете Армении. Сейчас я на последнем курсе и искренне рад своему решению переехать сюда.

Анна, Грузия — Жить в Армении было моей мечтой, которую я осуществила в прошлом, 2018 году, прожив и проучившись в Ереване четыре месяца. Это было нелегко — у людей другой менталитет и нужно понимать, что жизнь у них была намного труднее, чем у большинства из нас. Может, это не было близко к моим ожиданиям, но надеюсь, что переезд в Армению — это вопрос времени. Я бы хотела увидеть людей более добросовестными...

Карин, Израиль — Я всегда росла с пониманием того, что Армения — наша родина и что мы должны стремиться к тому, чтобы в конечном итоге оказаться там. Это была давняя мечта дедушки, которая подпитывала и меня. Впервые я посетила Армению в 2010 году и сразу влюбилась, так как это единственное место, где я могу быть собой, не чувствуя себя чужой. Это единственное место, где я могу утром открыть окно и услышать, как незнакомцы говорят на моем родном языке. Я надеюсь, что в будущем я смогу осуществить эту нашу общую мечту.

Шаген, Ливан — Это сложный вопрос, и ответ тоже будет сложным. Допустим, что да. Хотя культура в диаспоре очень отличается от культуры в Армении и, будучи в Османской империи, мы жили отдельно от армян, которые живут в современной Армении, я все же считаю, что конечным пунктом моей карьеры и жизни, скорее всего, может стать Армения. Я бы хотел сделать это раньше, но этот план точно не на ближайшее время.

Комментарии

Что читать далее