Armat
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Танер Акчам. Турецкий историк про турецкое национальное «Я» и некоторые его особенности

Танер Акчам. Турецкий историк про турецкое национальное «Я» и некоторые его особенности

«Запоздалое» турецкое национальное «Я» и агрессивность, вызванная стремлением наверстать упущенное.

О национальном «Я» турки впервые серьезно начали думать лишь в начале XX века. В 1898 году венгерский востоковед Вамбери с удивлением пишет, что в Стамбуле среди турок он не встретил никого, кто серьезно интересовался бы проблемой турецкого национализма и тюркскими языками. В то время и даже в начале XX века в османских школах история турок не преподавалась. Главная причина исчезновения турецкого «Я» сильное религиозно-культурное давление арабского мира. Влияние ислама было столь велико, что ни в одном из тюркских государств турецкий так и не стал официальным языком, и вплоть до конца 12 века использовали арабский. Причина неприятия национализма была также и в том, что распространение таких идей могло привести к распаду империи, и османские лидеры отлично это понимали. Они провозгласили «официальной» идеологией паносманизм, который должен был объединить все народы империи как осман, вне зависимости от этнического и религиозного происхождения. После Балканских войн 1912 и 1913-х годов, когда большая часть нацменьшинств простилась с Османской империей, пантюркистская сущность освободилась от вынужденной спячки, и турки, наконец, громко заговорили о своем существовании и начали проводить политику тюркизации населения. Запоздалое пробуждение и стремление быстро наверстать упущенное привели к неприкрытой агрессии турок против остальных этнических групп.

На самом деле, тюркизм был не слишком желанной альтернативой. Во-первых, потому  что «турок» в те времена имело уничижительное значение, и некоторые люди стыдились своего турецкого происхождения. Во-вторых, главной целью было спасение и сохранение территориальной целостности империи, а пантюркизм отталкивал как христиан, так и мусульман нетурецкого происхождения. Поэтому правители империи до последнего пытались сохранить единство общества с помощью доктрин паносманизма и панисламизма.

Запоздалое пробуждение турецкого национального сознания привело к преобладанию в нем расистских тенденций. Турецкий национализм питали расистские, дарвинистские теории о нации. Турки пытались доказать, что их униженная и пренебрегаемая всеми раса на самом деле является высшей.

Турецкое национальное «Я» — это реакция против постоянного комплекса неполноценности.

Турецкое национальное «Я» сформировалось как реакция против постоянного пренебрежительного отношения. Фактически для турок пантюркизм стал выражением безысходности, безнадежным и неизбежным бегством от комплекса неполноценности. В истории Османской империи термин «турок» употреблялся в оскорбительном значении. Его применяли при характеристике грубых, невежественных и тугоумных людей. Вот почему османцам не нравилось, когда на Западе их называли турками. Широко распространенная среди османцев неприязнь ко всему турецкому объяснялась следующими факторами:

1. Османские государственные мужи по своему происхождению были нетурками. По стародавней традиции, дети христиан, обращенные в ислам, получали соответствующее образование и ими пополнялись кадры османской бюрократии в центре. Естественно, что они всегда косо смотрели на турок и презирали их. 

2. Поражение в войне против Тимура. В сражении 1402 года турецкие феодалы Анатолии «предали» династию османов и, перейдя на сторону Хромого Тимура, способствовали поражению османцев. Государственные мужи нетурецкого происхождения воспользовались этим фактором, чтобы внушить ненависть к анатолийским туркам в среде османцев, глубоко переживавших поражение.

3. Арабско-исламская наука является одной из главных причин туркофобии, распространенной в османском обществе. В османских медресе религиозных школах, основу системы образования составляли произведения арабско-мусульманских авторов, представивших турок в унизительном свете и сравнивавших последних с животными. Оскорбительные для турок выражения встречаются почти во всех основополагающих произведениях ислама. 

4. Восстания туркмен алевитской ориентации. Всю историю Османской империи происходили восстания анатолийского крестьянства против центральной власти. Эти восстания, которые носили социально-религиозный характер, усилили антитурецкие настроения в среде османской бюрократии.

5. В деле формирования пренебрежительного отношения к туркам не последнюю роль сыграла зарубежная историография. Известно, что в исторических трудах, посвященных истории Средних веков и Нового времени, в изобилии встречаются выражения, характеризующие турок как варваров и кровопийц. Стереотип турка, созданный еще в средневековье, сохранял живучесть и в Новое время.

Что же остается делать народу, страдавшему всю свою историю комплексом неполноценности, если не попытаться доказать свое превосходство. В качестве доказательства превосходства турок часто повторяются такие аргументы, как создание мировых империй и господство над другими народами. Право на жизненное пространство остальным народам предоставлялось лишь при условии признания ими гегемонии турок. Даже в тот период, когда пантюркизма еще не существовало и были в ходу доктрины паносманизма и панисламизма, защитники этих доктрин давали понять, что под этими понятиями они подразумевают неоспоримое господство в обществе турецкого элемента. Потому не случайно, что первые попытки внедрения идей пантюркизма в язык и литературу были осуществлены теми же самыми лицами, кто еще вчера ратовал за паносманизм и панисламизм. Этот вывод имеет чрезвычайное значение для понимания сущности дискуссий о национализме.

Двойной стандарт Запада. Враждебное отношение к христианам.

Восстания меньшинств позволили империалистическим кругам вмешиваться во внутренние дела Османской империи, почти каждое меньшинство нашла себе определенного защитника. Считавшиеся еще вчера гражданами второго сорта христиане, хоть и декларативно, были уравнены с мусульманами в правах, приобретали определенные привилегии. Это было оценено господствующей нацией как «предательство». Естественным следствием этого стала нетерпимость к демократическим требованиям христиан. В результате на свет появился «исламский шовинизм», не признающий равноправия или превосходства христиан.

Турецкий национализм питался также и реваншизмом, рожденным в результате поражений, мусульманских погромов и территориальных потерь. С середины XIX века огромные массы мусульман, бежавшие от погромов, переселились в Анатолию, что не могло не сказаться на национальном сознании турок-мусульман.  Особенно драматические масштабы приняли погромы и бегство мусульман в годы русско-турецкой войны 18771878 годов. За этим последовали мусульманские погромы и депортация в ходе Балканских войн. Беженцев сознательно поселяли на территориях с христианским населением. Эти жалкие, чудом спасшиеся от резни люди в скором времени должны были стать добровольными палачами нацменьшинств в Анатолии, в первую очередь армян. Чтобы составить представление о масштабах переселения мусульман, скажем, что только в период с 1878 по 1904 год в вилайете одновременно с компактным армянским населением поселилось около 850 тысяч беженцев. Чувство возмездия, вызванное у османско-турецкой верхушки территориальными потерями, было направлено против  нацменьшинств, проживающих на этих землях. И за все «грехи» греков и болгар, которым турки не смогли «отомстить» в ходе I мировой войны, должны были ответить «неблагодарные армяне, сотрудничавшие с империалистами и нанесшие удар туркам в спину».

На формирование турецкого национализма немалое влияние оказало также то обстоятельство, что в Европе реагировали только на слухи об избиениях христиан, а факты погромов, жертвами которых становились турки и остальные мусульмане, упорно замалчивались. Проблема не ограничивается лишь двойным стандартом и несправедливым отношением к нам. Важнее то, что в наших глазах главными виновниками такого отношения становятся христианские меньшинства. Вкратце суть турецкой официальной версии сводится к следующему: не было ни погромов, ни геноцида, а были просто действия мусульман, спровоцированные христианами с целью обеспечения вмешательства Запада во внутренние дела империи. Это приводит к важному для нашего исследования заключению. Массовая резня христианских меньшинств оправдывается этой логикой. Уверенность в том, что весь мир несправедлив к нам, основывается еще на одном важном факте: обвиняя христиан в «предательстве», а Запад во вмешательстве в наши внутренние дела, мы привыкли прятаться за этими обвинениями и игнорировать беззаконие и давление, существующие у нас на самом деле. Мы постоянно избегаем дискуссий о нарушениях прав нацменьшинств, мотивируя это тем, что они являются орудием в руках внешних сил. И сегодня это является одной из главных особенностей нашего национального характера.

Борьба против коалиции  империалистических государств и собственных христианских подданных в значительной степени отразилась на турецкой психологии. Мысль о том, что они являются членами разваливающегося общества и что Родину надо спасать любыми средствами, крепко осела в их сознании. Задачей номер один османо-турецкой интеллигенции стало создание общих ценностей и общего духа, способных обеспечить мирное сосуществование народов и национальностей в границах одного государства.  Все национальные движения были провозглашены вопросом жизни и смерти турок и подавлялись с особой жестокостью. Насколько обоснованы были страх, эмоции и подозрения турок? Где проходит граница между реальностью и фантазией? Часть перечисленных факторов, несомненно, совпадает с объективной действительностью. Однако они были преувеличены до такой степени, что общество действительно заболело паранойей и стало агрессивным. Указанные факторы, перечень которых можно дополнить, в особых условиях того времени сделали возможным такую варварскую акцию, как геноцид армян.

Армянская резня и геноцид 1915 года.

Турецкое национальное «Я», сформировавшееся в описанной выше атмосфере, ответственность за все потери должно было переложить на плечи последней христианской общины на территории османской  империи. Так и случилось. Армянам был предъявлен счет за все отделившиеся от империи христианские меньшинства. И они заплатили слишком дорогую цену, потому что армяне, хоть и с опозданием, прибегли к аналогичной тактике и попытались заполучить кое-какие права путем привлечения внимания иностранных держав. Османские лидеры уже отлично знали эту тактику. Более того, на Балканах она им обошлась очень дорого. Потерянные территории, сотни тысяч беженцев, мусульманские погромы, постоянные издевательства со стороны Запада. Вот почему правительство не собиралось оставаться в роли наблюдателя при закручивании старого фильма и готовилось «удушить ребенка (армян) еще в колыбели».

Армянские погромы в Османской империи имеют давнюю историю. Следует разделить их по характеру и форме исполнения на три этапа. Первый охватывает период  18901909 годов, второй 19151917, остальные начинаются после 1918 года. Погромы армянского населения имеют довольно интересную эволюцию. На первом этапе они носили более локальный характер и осуществлялись в рамках политики систематического давления на нетурецкие этнорелигиозные группы. Осуществлялась эта политика не только государством. Пути осуществления были следующие:

Начиная с 90-х годов XIX века характер армянских погромов стал резко отличаться от аналогичных акций, осуществлявшихся по отношению к другим нацменьшинствам. Правительство начинает разыгрывать карту «панисламизма». В обществе начинается кампания унижения армян как этнической и религиозной группы. Против армян власти начинают проводить расистскую политику. В отличие от остальных христианских народов, погромы в отношении армянского народа носили централизованный, организованный официальными властями характер. Нападения на армян и их резня использовались для укрепления влияния государства среди мусульманского населения. В то же время впервые стали звучать недвусмысленные призывы к массовому уничтожению целого народа как способ решения Армянского вопроса, которое начали полномасштабно осуществлять к 19151917 годам. Какие же факторы способствовали этому?

Основным фактором, конечно, была «подходящая атмосфера», созданная I мировой войной. Хотя в исламском мировоззрении османцев и просматривались элементы расизма, трудно говорить о существовании расистской программы искоренения армян как этноса. Даже в первые месяцы, когда противоречия и напряженность между армянами и турками были налицо, не было никаких признаков, что партия «Единение и прогресс» собирается осуществить расправу над армянами. Исследователи вопроса сходятся во мнении, что подобное решение было принято в конце февраля начале марта 1915 года.

Несомненно, немаловажную роль сыграли особенности турецкого национального «Я». Деморализованным и закомплексованным руководителям Османской империи казалось, что Первая мировая воина предоставит им историческую возможность для реставрации прошлого, но эти надежды очень быстро улетучились, оставив место пессимизму и страху, страху перед близким концом. Последовавшие одно за другим в первые же месяцы войны поражения ускорили развязку. А поражение под Сарыкамышем стало настоящей катастрофой. В результате этих поражений земли, остававшиеся в руках турок, должны были быть переданы армянам.  Еще до войны туркам была предоставлена программа реформ (в армянских областях), которых им удалось избежать лишь благодаря войне. Это душевное состояние имеет прямое отношение к геноциду армян.

Официально принятой датой начала геноцида армян считается 24/25 апреля 1915 года, но она скорее символична, поскольку депортация и массовые убийства начались задолго до этого. Следует также отметить, что не существует ни одного документа, содержащего решение и приказ об истреблении армян. Существующие документы были опубликованы сразу после начала депортации и в них содержались лишь выражения типа: «переселить армян в другие районы», «переселить и разместить в заранее назначенных для этой цели районах» и т.п. Бесспорно, существуют телеграммы, поступившие от Бахаддина Шакира, ответственного за истребление армян. Содержание одной из них следующее: «Уничтожены или просто депортированы лица армянской национальности? Сообщайте срочно».  Хотя подобные телеграммы указывают на запланированность резни, однако среди них нет ни одного официального правительственного решения. О ходе развития событий можно создать более или менее полное представление на основе свидетельств очевидцев, донесений консулов или со слов иностранных военных, сестер милосердия или миссионеров, находившихся в тот период в регионе. Обращает на себя внимание тот факт, что сообщения этих людей, проходивших службу в разных местах и составивших отчеты независимо друг от друга, в основном совпадают, что свидетельствует о существовании единой программы истребления армян. Это очень важный момент, поскольку турецкая сторона постоянно придерживается версии об отсутствии факта планомерного истребления.

На самом деле, особенность геноцида армян — в его кажущейся хаотичности. С первого взгляда создается впечатление, будто речь идет не о запланированной акции, а о серии погромов, осуществленных контролируемыми толпами в результате халатного отношения местных властей. Необходимо было с помощью убийств, похищений, голода свести число депортируемых до минимума, чтобы соблюсти видимости депортации. Для нас не столь важно, был ли геноцид акцией, запланированной центром. Существует достаточно много документов, доказывающих причастность правительства к этой акции. Даже тот факт, что ни в отправных точках, ни по пути следования, ни на новых местах поселения не было принято никаких мер для организации переезда целого народа, сам по себе доказывает намерение правительства стереть армян с лица земли. Поражает лишь умение властей придать этой акции характер непреднамеренности.

Армяне были объявлены подозрительным и не внушающим доверия народом задолго до начала войны. Еще 6 сентября 1914 года османское правительство направило в вилайеты с компактным армянским населением зашифрованные указы, требуя постоянно следить за лидерами политических партий и предводителями армян. С началом войны массовое дезертирство из османской армии, естественно, охватило также часть солдат-армян. Были случаи, когда ряд армянских отрядов во главе с известными деятелями переходил границу и пополнял состав добровольческих соединений в России. А в разных уголках Анатолии создавались вооруженные отряды армян, которые вступали в бой, как с правительственными войсками, так и с курдскими аширетами. Османо-турецкие официальные инстанции к числу причин, приведших к геноциду армян, относят также и эти действия.

Война усилила давление на армян. В вилайетах восточной Анатолии под предлогом сбора налогов и преследования дезертиров совершаются налеты на деревни, осуществляются грабежи и убийства локального характера. В этих акциях главная роль отводится состоящему из курдов полку «Гамидие» и организации «Тешкилят-и Махсуса». В недалеком будущем они будут осуществлять массовую резню армян.

В состав организации «Тешкилят-и Махсуса» входили, в основном, выпушенные из тюрем заключенные, а также мусульмане-беженцы из Балкан и Кавказа. Некоторые утверждают, что их специально обучали для осуществления геноцида. С этой целью они проходили специальную подготовку под наблюдением военного министерства. В первые же месяцы войны налеты, грабежи и убийства, осуществляемые подразделениями этой организации, достигли таких масштабов, что губернаторы ряда вилайетов начали жаловаться на них и потребовали от правительства покончить с этими безобразиями.

Поражение турецкой армии под Сарыкамышем стало поворотным пунктом в антиармянской политике. Приказом от февраля 1915 года все военнослужащие армяне были обезоружены и из них были сформированы рабочие бригады. Используемые на строительстве дорог и перевозке грузов эти бригады либо погибали от голода или холода, либо были физически уничтожены.

Вторая волна репрессий началась после известных событий в городе Ван. Согласно турецкой версии, в апреле 1915 года в Ване вспыхнуло восстание местных армян, которые целый месяц оборонялись, пока в город не вошли русские войска. 24/25 апреля событие было использовано как предлог для многочисленных арестов среди армян Стамбула. Но во многих вилайетах аресты начались еще 19 апреля и продолжались до 19 мая. В ряде мест арестованных публично казнили для устрашения остальных. Все это служило единой цели: свести к минимуму сопротивление армянского населения против депортации. В это же время всех армян увольняли с государственной службы и запрещали им перемещаться внутри страны.

Вопрос об обезоруживании армянского населения был поставлен еще до начала войны. В этом особенно преуспели отряды «Тешкилят-и Махсуса». Разоружение армянского населения и солдат, арест и казнь предводителей армянской общины все это были предупредительные меры перед началом систематического уничтожения. 

Официальное решение о депортации было принято 27 мая 1915 года и было опубликовано в «Resmi gazete» 1 июня 1915 года. Однако выселение армян началось еще в марте. Самая массовая депортация и резня осуществлялись в восточных вилайетах, на землях которых, в случае поражения османского государства в войне, могло быть создано Армянское государство. Выселение армян из этих вилайетов началось в мае и завершилось в начале августа.

Форма и методы депортации и резни в разных районах проявлялись по-разному. В ряде мест население предупреждали за два часа, тогда как в других местах ему давали пятидневный срок. Но, как правило, эти сроки были фиктивны. Кое-где разрешали армянам брать с собой вещи, но были районы, где запрещалась продажа и покупка их имущества, и даже были случаи казни мусульман, осмелившихся купить у армян недвижимость.

Как правило, мужское население уничтожалось еще до начала депортации. А там, где «чистка» заранее не была осуществлена, на первом же привале мужчин отделяли от женщин и детей и убивали, применяя самые различные методы. В избиениях, помимо членов «Тешкилят-и Махсуса» и курдских аширетов, принимали участие также воинские формирования (особенно жандармерия) и гражданское население. Были случаи, когда гражданское население брало армян под свою защиту, но также были и случаи, когда жандармы были вынуждены защищать конвоируемых от нападений гражданского населения.

После того как в мае-июле была завершена депортация из восточных вилайетов, началось выселение армян из Западной Анатолии и Фракии. Первым пунктом назначения был город Алеппо в Сирии. Добравшихся сюда живыми сосредотачивали в концентрационных лагерях. Выбраться живыми из этих лагерей смерти считалось чудом. Отсюда их отправляли по двум направлениям: в южную Сирию или восточную Месопотамию, то есть, в Арабскую пустыню... Это было равнозначно смерти. Созданные в пустыне лагеря, скорее всего, должны были стать могилой для армян. Их не только уничтожали собственноручно, но и создавали такие условия, при которых их косили голод, жажда и болезни. Один очевидец, побывавший в лагерях смерти в Арабской пустыне, очень метко заметил, что «здесь людей не убивают сразу, чтобы облегчить их страдания, а предпочитают их уничтожать медленной смертью». Это новое «достижение» цивилизации. Естественно, резня менее законна, чем голодная смерть. Этим турки спасли «лицо цивилизации». К концу 1916 года депортация была завершена.

Точное число людей, истребленных в период депортации, неизвестно. В 1919 году на судебном процессе лидеров партии «Единение и прогресс» приводилась цифра 800.000. Иоганнес Лепсиус же говорит об 1 миллионе жертв. Данные остальных источников колеблются между цифрами 600.000 — 1,5 миллиона.

Результат очевиден. Как говорил Талаат-паша во время беседы с представителем посольства Германии Форстом Гогенлохе-Лангенбургом 31 августа 1916 года, "La question armenienne n'existe plus" («Армянского вопроса больше не существует»).

Комментарии

Что читать далее