Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
«Книга с черной обложкой»: опубликованные в Стамбуле свидетельства геноцида армян
Память

«Книга с черной обложкой»: опубликованные в Стамбуле свидетельства геноцида армян

«Они прибыли [в Мескене] тысячами, но большинство оставило там свои кости». — Август Берно, немецкий сотрудник американской вакуумной нефтяной компании.

В январе 2016 года издательство Pencere Publishing в Стамбуле опубликовало турецкий перевод книги «Айн сев орерун» («В те черные дни»). Книгу перевел Стивен Онанян, отредактировал — Атилла Туйган. Доктор Хачиг Мурадян написал введение, которое представлено ниже в переводе на русский язык.

***

Моим первым экземпляром книги Андоняна «Айн сев орерун» была перепечатка, выпущенная в Бейруте в 1985 году, к 70-летию геноцида армян. У книги была черная обложка с рисунком женщины в слезах рядом с лирой. 

Я помню, как подростком читал её от корки до корки несколько раз. Рассказы были особенно жесткими не только из-за ужасных историй и графических деталей, но и потому, что страница за страницей имена преступников не назывались: слово «турки» вообще не встречалось в книге. Имена жертв Андонян также не назвал. Книга оказала на меня такое глубокое влияние, что по сей день, каждый раз, когда я вижу эту обложку, мне становится грустно.

И, хотя после этого я избегал повторно открывать книгу, в глубине души я знал, что она окажет роковое влияние на мою жизнь. 

Три года назад я начал писать докторскую диссертацию в Университете Кларка на тему «Геноцид и гуманитарное сопротивление в Османской Сирии, 1915–1917 гг.» под руководством профессора Танера Акчама. Работа в настоящее время завершена — целая глава книги посвящена концентрационному лагерю в Мескене, где погибло много депортированных армян. 

Когда я писал книгу, не проходило и дня, чтобы я не вспоминал эту книгу Андоняна: женщину, которая сошла с ума после убийства ее сына, депортированных, плачущих из-за воды, мальчика, просящего, чтобы его мертвая мать проснулась... 

Спустя двадцать лет после того, как я впервые открыл корешок книжного переплета, я знал, что пишу о Мескине, чтобы почтить память этой женщины, тех депортированных, этого мальчика... и человека по имени Арам Андонян, который один из первых систематически документировал преступления. 

Книга Андоняна «Айн Сев Орерун» впервые была опубликована в Бостоне в 1919 году.

Андонян

Имя Арама Андоняна (1879-1951) как писателя и редактора было уважаемым в литературных кругах Константинополя начала 20-го века. Он был арестован 24 апреля 1915 года и вместе со многими современниками отправлен в Чанкири. 19 августа его вывели из Чанкири в колонне из 25 человек, предположительно, чтобы позже отправить в Диярбакыр. По дороге, когда конвой проводил ночь в хане, он сломал ногу и был вынужден отстать. Остальные продолжили свой путь и были убиты возле Эльма Дага, в нескольких часах от Анкары.

Арам Андонян.

Так сломанная нога спасла Андоняну жизнь. После восстановления в одной из больниц Анкары, он направился в Тарсус. Вскоре он был арестован, заключен в тюрьму в Конье, выслан, арестован и, в конечном итоге, в начале 1916 года оказался в Мескене. Все испытания, через которые он там прошел, он увековечит через несколько лет в сборнике рассказов. Проведя несколько месяцев в Мескене, в июне того же года он сбежал и нашел убежище в Алеппо, где пользовался поддержкой влиятельных братьев Мазлумян, владельцев отеля «Барон». Когда Мазлумяны были сосланы в Захле, Андонян отправился с ними, чтобы вернуться в Алеппо после поражения Османской империи в 1918 году.

Обосновавшись в послевоенном Алеппо, Андонян приступил к сбору улик и материалов об истреблении армян. Его отношения с османским чиновником Наим-беем оказались роковыми: Андонян собрал информацию и копии телеграмм, которые он получил от Наима Бея в своей книге «Великое преступление». Еще более важный вклад Андоняна в документирование Геноцида армян — это сотни историй выживших и свидетельства, которые он собрал в Алеппо после Первой мировой войны. Многие из этих историй были опубликованы историком Раймондом Кеворкяном и широко использовались в его работе.

Андонян взял с собой телеграммы и истории выживших в Париж, где он работал в армянской делегации во главе с Богосом Нубаром на конференции сторонников мира. В 1927 году Нубар профинансировал строительство библиотеки, которая должна была служить хранилищем архивов делегации и всего, что может быть спасено от османо-армянского культурного и литературного наследия. Незадолго до своей кончины Андонян служил директором библиотеки Нубар.

Мескена

После прибытия в Алеппо в 1915 году изгнанные армяне были переселены сначала в Мескену, а затем вниз по течению в Дипси, Абухараре, Хамаме, Ракке, Себке и Дер Зоре. Мескена стала последним пристанищем для десятков тысяч депортированных, которые умерли там от тифа, кишечных заболеваний, лишений и насилия. 

Фото: Армин Вегнер, Орден Мхитаристов, Венеция, Италия.

Мескена была включена в справочник от 19 сентября 1915 года как транзитный лагерь по организации депортации армян, прибывающих в Сирию, и действовала так с самого начала депортации, однако с закрытием лагерей вокруг города Алеппо в конце 1915 года и начале 1916 года важность Мескены возросла.

Расположенная на большом склоне южной ветви реки Евфрат, в 1915 году Мескена была небольшим городком. Согласно отчетам, она представляла собой «не более чем здание, маскирующееся под гостиницу в паре миль от русла Евфрата и напротив некоторых мрачных холмов». 

Был также центр телеграммы около хана, на западных берегах реки. Когда выживший Егише Хазарабедян прибыл в лагерь ранней весной 1916 года, неподалеку строились военные казармы. По его рассказам, «Все было под командой капитана и его окружения, которые, если и не работали в этой гостинице, то жили. За пределами гостиницы было около 50 армянских рабочих, которые добровольно вызвались поработать над этим проектом, чтобы избежать депортации вдоль реки в Дейр-эз-Зор».

Лагерь, в котором работали депортируемые, находился в 10 минутах ходьбы от хана в направлении реки. В начале 1916 года, когда десятки тысяч людей прибыли в Мескену, на возвышающихся над ханом высотах было установлено большое количество палаток, а район у реки был зарезервирован для армян, которые должны были быть высланы в следующий раз. К концу 1916 года, когда лагерь был почти опустошен, директор лагеря Хусейн Авни переместил оставшихся депортируемых с высоты в менее пыльный район около Евфрата. Палатки извозчиков и разнорабочих также были перенесены и установлены на высоте возле казарм. 

Согласно документу, который Авни предоставил Андоняну после войны, с апреля 1915 года по апрель 1916 года через Мескену прошло 110 934 выселенцев. Среди них армян было 28 834, тогда как 80 000 умерли в лагере. Оставшиеся 2100 выселенцев в апреле 1916 года еще оставались в лагере. Таким образом, 72 процента выселенцев в лагере погибли на месте. Огюст Берно, немецкий сотрудник американской вакуумной нефтяной компании, посещавший лагерь в августе-сентябре 1916 года для тайного выделения средств, приводит более консервативные цифры. В отчете о своем путешествии он пишет: «Собранная на месте информация позволяет мне подтвердить, что там было похоронено около 60 000 армян». Андонян указывает, что, когда он был в Мескене, 300-500 человек умирали там каждый день. Числа, как мы видим, действительно поражают: примерно 1 из 10 выселенцев, прибывших в Сирию-Месопотамию, умер в Мескене.

Большинство из тех, кто выжили в Мескене, оказались не в лучшей ситуации. Весной и в начале лета 1916 года османские власти ликвидировали большинство лагерей вдоль Евфрата и отправили выселенцев в направлении Дер Зора. Там летом 1916 года вооруженная жандармерия вместе с черкесскими отрядами из округа убили около 200 000 депортированных. 

***

Андонян был одним из немногих представителей интеллигенции, которому удалось пережить аресты и убийства лидеров армянской общины 24 апреля 1915 года и в последующие недели, поэтому он чувствовал ответственность и с особой тщательностью собирал свидетельские показания и официальные документы о Медз-Егерне (Великое преступление), надеясь, что это будет способствовать некоторой форме справедливости после войны.

Хотя правосудие не свершилось, потомки оставшихся в живых после Геноцида армян передали эти истории своим детям и внукам. Подростки взяли книги в черной обложке, такие как «В эти черные дни» Андоняна, и понесли с собой бремя борьбы против отрицания. 

Для тех из нас, кто читает «В те черные дни» в армянской диаспоре, увидеть эту книгу на книжных полках в Турции было несбыточной мечтой. 

Источник: armenianweekly.com

Перевела Анна Мовсисян.

Комментарии

Что читать далее