Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
6 вопросов 6 армянам из 6 стран

6 вопросов 6 армянам из 6 стран

1. Считаешь ли ты, что у нас сильная и организованная диаспора?

Арсен, Россия — Я считаю, что нет. Несмотря на существование большого количества организаций, занимающихся консолидацией армянской диаспоры, по моему мнению, в минуты необходимости армянская община не способна действовать слаженно, чтобы выразить мнение диаспоры по насущным темам, предпринять действия для достижения общих для армян России целей.

Сусанна, Абхазия — Да. Это сразу видно, потому что наши армяне, хоть и распространены по всему миру, но пытаются и сохранили язык (построено много армянских школ), культуру, традиции. Проводят ежегодно традиционные мероприятия. У нас в Абхазии это «Паратон» – фестиваль армянской песни, «Амшен» – фестиваль быта и культуры амшенских армян. Также армянские общины с разных городов и стран сотрудничают и проводят совместные мероприятия. Это уже говорит о том, что, несмотря на пройденные нашей нацией испытания, дух наш силен и мы едины.

Карен, Эстония — Силу и организованность нашей диаспоры сложно оценивать. Я бы был рад видеть больше случаев, подтверждающих их наличие. В некоторых местах общины нет как таковой: нет постоянных связей и общих идей. Где-то связи существуют, но община с трудом переживает три поколения, особенно если нет подпитки из новых мигрантов.

Анаис, Франция — Да, я считаю нас сильной и хорошо организованной диаспорой. Мы можем это видеть по количеству армянских организаций по всему миру, которые много работают, чтобы продвинуть нашу культуру, борются за наши права и объединяют всех нас. Просто я бы хотела, чтобы эти диаспоральные организации были более прогрессивными, а не консервативными, как большинство. Если мы хотим быть сильнее, необходимо быть открытыми к другим этническим и религиозным общинам и объединять усилия в борьбе против всех форм дискриминаций. Нетолерантность и присущее армянам деление друг друга по разным критериям лишь ослабляют нас изнутри и изолируют нас от других обществ.

Джоэль, Австралия — В какой-то степени да, в какой-то – нет. Как правило, армяне сильны и хорошо организованы, но в мирные и спокойные времена. Диаспора не исключение, иногда возникают конфликты и конкуренция, хотя в целом это хорошо, но иногда немного перегибают палку.

Мегри, Иран — Да. В диаспоре существует большое количество армянских общин, многие из которых очень сильны и организованы. И одной из таких является община Нор-Джуги (г. Исфахан, Иран). Эти общины имеют крепкие связи с Арменией и Арцахом, но они также должны развивать на более обширном уровне взаимоотношения друг с другом.

2. Где ты видишь свое будущее?

Арсен, Россия — Россия или Армения. Однако не исключаю и другие страны мира.

Сусанна, Абхазия — Мое будущее я вижу в Абхазии, где я, мои родители и деды родились и выросли.

Карен, Эстония — Обозримое будущее вижу в Эстонии.

Анаис, Франция — Я особо не заглядываю в будущее. Я фокусируюсь на настоящем. Посмотрим, куда приведет меня жизнь. 

Джоэль, Австралия — Через года четыре вижу себя в Армении, а через лет восемь – вместе с мамой и семьей в Ереване.

Мегри, Иран — Сложно сказать точно. Не знаешь, куда приведет тебя жизнь. Для меня существует много вариантов, но если раньше я думала переехать в Европу или Америку, то сейчас совершенно точно на первом месте стоит вариант переехать в Армению.

3. Проживая вне родины, ты считаешь, что смешанные браки – это нормально или плохо?

Арсен, Россия — Если данный вопрос касается меня и моих близких, то я против смешанных браков. В то же время я не считаю, что имею право указывать незнакомым людям, как им следует себя вести, на ком жениться или выходить замуж.

Сусанна, Абхазия — Я живу в многонациональной стране и с пониманием отношусь к смешанным бракам.  Хотя мои родные придерживаются другого мнения, но с толерантностью принимают мое мнение.

Карен, Эстония — В каждом отдельном случае любой добровольный и некорыстный брак – это хорошо. Для сохранения национальной идентичности в целом – это риск. Но здесь нужно понимать, что главный риск – это само наличие диаспоры.

Анаис, Франция — Думаю, каждый должен иметь возможность делать со своей жизнью то, что ему хочется. Если тебе хочется в супруги армянина – это прекрасно. Если ты вступишь в брак с кем-то вне общины – это тоже прекрасно. Если тебе не хочется вступать в брак – пожалуйста. Да, важно сохранить нашу культуру и язык, но это не значит, что мы должны изолировать себя от других общин. Думаю, мы все рады видеть, что такие невероятные люди, как Селена Уильямс, например, вовлекаются в армянскую культуру и с гордостью называют себя армянами благодаря их армянским супругам. Если кто-то хочет сохранить армянскую культуру, никакое количество смешанных браков не будет этому угрозой. Я также знаю много людей, которые родились от смешанных союзов и которые знают больше об Армении или говорят лучше по-армянски, чем я, хоть я и «100%» армянка. Так что, если люди считают, что смешанные браки – это плохо с точки зрения сохранения нас как общины, их аргументы легко разбиваются о факты.

Джоэль, Австралия — На родине это плохо, а за ее пределами – катастрофично. Наблюдая за своими многочисленными членами семьи, могу сказать, что достаточно всего одного поколения, чтобы полностью потерять культуру и традиции. Это касалось и меня, пока я не решил, что быть армянином что-то значит для меня.

Мегри, Иран — Условия в разных странах отличаются. Я живу в таком городе, где армяне живут более 400 лет. Понятно, что если бы у нас были приняты смешанные браки, то армяне как нация и как христиане не смогли бы здесь долго просуществовать. Согласно закону страны, если кто-то из супругов не мусульманин, то при вступлении в брак он должен принять ислам (как минимум для вида). Это с национальной точки зрения. А если смотреть на вопрос просто как на взаимоотношения людей, то я не судья, кто прав, а кто не прав.

4. Как твои предки попали в эту страну и откуда?

Арсен, Россия — Я родился в Армении, как и мои родители. Проживаю с семьёй в России. Что касается моих предков по отцу, то они в начале 17-го века были переселены против их воли вглубь Персии по причине османо-персидских войн. В Армению, на тот момент Советскую, отцовский род вернулся только в 1947 году, тогда же и обосновался на территории нынешнего Армавирского марза РА. Предки по матери проживают на территории Тавушского марза, в который они переселились из Нагорного Карабаха в 19-ом веке.

Сусанна, Абхазия — С маминой стороны – в конце 90-х годов 19-го века, во время преследования армян султаном Гамидом II  (Трапезунд). С отцовской стороны – во время геноцида 1915 года (Орду, Дженик).

Карен, Эстония — Моя мать – амшенка из Абхазии. Мы жили в Сухуми. В 1992-ом началась война. В Эстонии была возможность пережить её. После войны в Сухуми решили не возвращаться.

Анаис, Франция — Моя семья родом из Западной Армении (Себастия и Бурса). Во время геноцида некоторые мои родственники сбежали в Грецию, другие – во Францию, а кто-то оказался в приютах Ливана. В 1940-х годах мои прабабушка и прадедушка решили уехать со своими детьми в Советскую Армению, и так мои родители появились на свет в Армении. Однако спустя некоторое время из-за тяжелых условий проживания бабушка с дедушкой решили уехать за границу, в 1970-х годах они вернулись обратно во Францию. Я родилась здесь, в пригороде Парижа.

Джоэль, Австралия — Мои предки по отцу во время геноцида армян были изгнаны из Вана в Египет. Моя семья вернулась в Армянскую ССР, а затем поселилась в Абхазской АССР, откуда в 1975 году окончательно переехала в Австралию. Моя мама – шотландка, ее семья была депортирована из Британии во время шотландского восстания против британской короны.

Мегри, Иран — Раньше рядом с Нахичеваном меж двух гор располагался богатый армянский город под названием Джуга, через который протекала река Аракс (сейчас тоже существует, но без былого величия). В городе не было хороших условий для земледелия, но он считался одним из важных центров международной торговли. В 1604 году Шах Аббас из династии Сефевидов переселил оттуда армян в Иран, чтобы они способствовали развитию его столицы Исфахан и страны в целом. Часть людей, в основном крестьян, он заселил в пригородах столицы, а торговцев Джуги из соображений выгоды решил поселить в самой столице. В 1605 году армяне построили там красивые здания, среди которых армянские церкви, школы и союзы. С целью увековечить память о старой Джуге, армяне назвали свое новое поселение «новая Джуга». Армяне живут здесь уже более 400 лет, они сделали большой вклад в развитие Ирана и, как говорят персы, они нам многим обязаны.

5. В твоей семье соблюдают армянские традиции? Если да, то какие? 

Арсен, Россия — Совместное времяпровождение и есть главная традиция, соблюдаемая нами.

Сусанна, Абхазия — Мы отмечаем Пасху, День Святого Георгия (Хынтрелез) и Новый Год.

Карен, Эстония — Не думаю, что мы соблюдаем какие-то особенные армянские традиции. Однако отмечаем христианские праздники. Наша традиционность заключается в ценностях, передаваемых детям, и в быту, например, в кулинарии.

Анаис, Франция — Для моей семьи, особенно для мамы, всегда было важно сохранять нашу культуру. Когда я была маленькая, мама говорила нам, что не понимает французского (хотя она понимала), чтобы заставить нас говорить дома на армянском. Моя мама также замечательно готовит и почти каждый день делает потрясающие армянские блюда. Когда к нам заходят мои иностранные друзья, мы их всегда угощаем армянской едой, и они полюбили ее. Все праздники мы отмечаем согласно армянским традициям за исключением Рождества, которое мы отмечаем 25 декабря, вместе с французами.

Джоэль, Австралия — Большинство моей семьи не соблюдает, они были русифицированы во время проживания в Абхазской ССР, и я первый в семье со времен бабушек и дедушек, кто более-менее начал говорить по-армянски и первый с 1950-х годов и со времен проживания в Египте, кто может читать и писать по-армянски.

Мегри, Иран — Нас интересует все, что связано с армянской культурой. Мы следим за каждым событием, происходящим на родине. Отмечаем наши национальные и религиозные праздники. Ценим работы армянских брендов, которые дают армянскому национальному костюму второе дыхание, создавая его современные интерпретации. Армянские блюда тоже готовим, но в то же время используем местные специи и способы приготовления. Например, армянскую толму мы не делаем ни полностью в армянском, ни в персидском стиле.

6.  Что значит «армянин» и кто может быть армянином? 

Арсен, Россия — Как я считаю, существуют два критерия: культурная связь и самосознание. Данные критерии тесно взаимосвязаны друг с другом. Под культурной связью имею в виду связь с языком, традициями (но не с религией). Что касается самосознания, то это есть ничто иное как личное отношение к упомянутой культурной связи. Человек, подпадающий под эти два критерия, и есть армянин.

Сусанна, Абхазия — Человек, имеющий за спиной многовековую историю борьбы за веру, письменность и существование. Человек, испытавший все тяжести жизни, но при этом не сломившийся под тяжестью гнета.

Карен, Эстония — Армянином может быть любой, кто хочет им быть. Ещё ни разу мне не приходилось сомневаться, когда кто-то называл себя армянином. Каждый армянин знает в чём секрет, но я не хотел бы о нём говорить публично.

Анаис, Франция — Каждый, кто несет в себе армянское наследие и/или является гражданином Армении и идентифицирует себя как армянин – и есть армянин. И всё. Нет такой «армянской карточки», которая выдается или отнимается. Я видела много людей, которые говорили, например, что феминистки или представители ЛГБТ сообществ не армяне, что они «европеизированные» и под влиянием иностранцев хотят разрушить армянское общество. Это невежественно и нелепо, основано лишь на радикальных националистических и консервативных идеологиях, которые опасны для нас как общества. Это должно прекратиться. Права каждого армянина должны соблюдаться независимо от его гендерной принадлежности, сексуальной ориентации или любой другой причины, которую фанатики могут найти для исключения людей из «армянства». Учитывая историю нашего народа и все, через что мы прошли как нация, единственное, что следует считать «неармянским», должно быть угнетение во всех его формах.

Джоэль, Австралия — Знать откуда ты и кто ты, переживать за судьбу страны, откуда ты родом. Говорить,читать и писать по-армянски, а если тебе не была дана возможность это сделать, как многим из нас, – хотя бы попробуй. Держаться за свои истоки и не позволять внешним силам помешать этому. Держаться за национальную религию (апостольскую церковь) и традиции, которые имеют первостепенное значение. Несмотря на то, что это субъективно, я  верю в то, что религия, традиции и поведение важны для поддержания нашей культурной самобытности.

Мегри, Иран — Наверное, это сразу можно понять по носу (смеется). На самом деле, есть такая интересная вещь, что, когда встречаем какого-то незнакомца и он оказывается армянином, мы сразу это чувствуем, еще до общения. Не знаю, чем это обусловлено, но это так. Без сомнения, для нас очень важно говорить на армянском и сохранять язык. Но на Земле живет большое количество армян, которые не говорят по-армянски, но душой они армяне. Это для меня очень важно, я признаю армянина по его душе. По свободолюбивой душе, в которой вижу как печаль, боль, страдания, одиночество и тоску, так и гордость, непокорность, величие и в то же время искренность, доброту и снисходительность.

Часть 2: 7 вопросов 7 армянам из 7 стран

Комментарии

Что читать далее