Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Гарегин Нжде про партию «Дашнакцутюн»
Память

Гарегин Нжде про партию «Дашнакцутюн»

Фото: aparaj.am

В 1890-х годах возникла партия «Дашнакцутюн». Ее основали Кристофор Микаелян, Ростом Зорян и Симон Дзаварян. Они вначале хотели реализовать совместное существование (сосуществование) революционных предшественников «Дашнакцутюн» – арменаканов и гнчакистов, чья деятельность носила разрозненный характер. Они попытались создать союз всех существующих освободительных сил армянского народа. Однако это не удалось, и таким образом, «Дашнакцутюн» – вместо того, чтобы стать союзом армянских революционеров, осталась армянским революционным союзом.

В начале своего существования эта организация по своему характеру была преимущественно революционной, боевой и национальной. Таковой она оставалась до 1907 года. Ее программные задачи были столь же скромны, сколь и понятны: защита жизни, имущества и достоинства западных армян. Иначе говоря – реформы.

Гайдуков (партизанов – прим. ред.) первого периода можно, не греша против нашего героического прошлого, поставить в ряд с нашими классическими патриотами. Не меньшим авторитетом пользовались армянские революционеры-интеллигенты: сыны народа, разделявшие его горести. Для них, как и для гайдуков, национальное дело было святыней, служить которому считали долгом и честью.

Популярностью и героикой своего первого периода «Дашнакцутюн» была обязана именно этим двум категориям революционеров, наличие которых обусловливалось исключительной нравственностью личностей основателей «Дашнакцутюн».

Невозможно провести параллель между первоначальными и сегодняшними руководителями «Дашнакцутюн», между тогдашними гайдуками и пришедшими им на смену маузеристами – без чувства восхищения первыми и глубокого отвращения к последним.

Смерть основоположников партии и уничтожение высшей партийной интеллигенции – теоретиков и руководителей (в дни великой армянской трагедии – в Стамбуле и турецкой Армении) духовно обезглавили «Дашнакцутюн», которая деградировала до неузнаваемости.

Новые руководители, будучи людьми мелкого нравственного калибра, не оказались достойными своих вождей. К своему неумению руководить революционным движением новые лидеры добавили фарисейскую (двурушническую) психологию, вследствие чего «Дашнакцутюн» больше не породила умелого руководства.

«Дашнакцутюн» превратилась в «шефскую» партию и, поскольку «шефство» в силу известных психологических законов всегда ведет к групповщине, «Дашнакцутюн» тем самым утратила свое идейное и организационное единство и монолитность. Единая партия «Дашнакцутюн» закончила свое существование: возникли дашнакцутюны, произошел глубокий раскол.

«Шефство» всегда сопровождается карьеризмом, корыстолюбием и мелочностью. «Шефство» неспособно всецело отдаться идее, неспособно породить энтузиазм, без которого невозможно какое-либо революционное начинание, оно – враг понятия совести – т.е. тех типичных черт, при отсутствии которых руководство превращается лишь в свою карикатуру.

«Дашнакцутюн», ее «салонный» социализм не принесли никакой пользы армянскому труженику, но причинили большое зло армянской освободительной борьбе. Политическая конфронтация армянских партий глубоко расколола армянский народ, ослабив его силу сопротивления в тот момент, когда в связи с происходящими в Турции революционными событиями от армянства требовалось быть единодушным, спаянным, способным на самооборону.

Активная часть армянства, к радости наших внешних врагов, тратила свое время и силы на внутреннем фронте, тогда как армяне Западной Армении, борющиеся против султанской тирании, умоляли их выслать руководителей и боеприпасы.

Ожидалось, что руководство «Дашнакцутюн» после своих неудач обстоятельным образом пересмотрит в эмиграции актив и пассив собственной деятельности. Да, это ожидалось, но не произошло. Дашнакские съезды занимались ничтожными вопросами, но не пересмотром характера действий партии.

Дашнакское Бюро не признает никакой судебной инстанции, кроме себя, и жестоко преследует всех тех, кто из патриотических побуждений поднимает какой-либо вопрос об ответственности. А некоторые лица, являясь причиной национальных бедствий, не только – благодаря своей принадлежности к дашнакской партии – до сих пор остаются безнаказанными, но и продолжают занимать руководящие партийные посты.

Вопреки своему формализму и показному демократизму, дашнакское руководство не терпит критики со стороны партийных товарищей.

В эмиграции «Дашнакцутюн» – из-за неопределенности ее мировоззрения, политической некомпетентности и отсутствия чувства ответственности – стала и продолжает оставаться разлагающей и губительной силой.

«Дашнакцутюн», как и ее политические противники – гнчакяны и рамкавары, косвенным образом стимулирует ассимиляцию армян, в частности молодого поколения. Расколотый в самом себе народ в большей мере проявляет отрицательные черты своего характера, чем становится более отталкивающим в глазах того народа, в стране которого он нашел временное пристанище.

Дашнакское руководство не имеет понятия об истинной пропаганде. Оно демонстрирует свои сегодняшние духовные лохмотья, называя это пропагандой. Оно не сумело использовать потенциальную силу армянского народа в период революции, ибо не знало собственного народа, и ныне не в состоянии вести пропаганду истинных национальных ценностей, так как не имеет основательных знаний по армянской истории и по философии этой истории.

Дашнакцутюн» ничего не сделала для так называемой армянофильской пропаганды. Ей было некогда. Она была занята неблагодарным делом очернения Андраника. С целью дискредитации Андраника по заказу «Дашнакцутюн» был опубликован двухтомный труд (около 1000 страниц). Мемуары Сепуха, целиком посвященные Андранику, являются достойной осуждения попыткой низвергнуть этого национального героя с пьедестала его славы. Были приложены все усилия, чтобы «украсить» Андраника кадж-назаровскими (дон-кихотскими) качествами, не сознавая, что этим на самом деле надсмехаются над армянским освободительным движением, так как армянский народ считает Андраника символом своей освободительной борьбы.

Все те народы и партии, которые легкомысленно относятся к своей героике и героям, переживают упадок. Это духовное варварство возымело наиболее разлагающее воздействие на наше молодое поколение.

В 1921 году, на следующий день после того, как я оставил Зангезур, на персидском берегу Аракса я допустил «бестактность», наказав двух дашнакских министров – Акопа Тер-Акопяна и Ефрема Саркисяна, вместе с тем и членов Верховного органа, заменившего Бюро. Спустя несколько дней после этого события я получил от Врацяна письмо, в котором говорилось:

«Брось ты свои андраниковские выходки! Андраник вел себя так же, как и ты, а ныне беспомощно скитается по Европе. Партия связывала некоторые надежды с твоим именем. Послушайся своих старых това- рищей. Не послушаешься, тем хуже будет для тебя. Знаю только, что люди поднимаются с большим трудом, на протяжении многих лет, но падают за одну секунду» (письмо Симона Врацяна от 24.07.1921 года, Таврия).

Причиной небывалых несчастий, постигающих наш народ как в историческом прошлом, так и в новые времена является пресловутый непреодолимый армянский индивидуализм, обусловленный нашей историей и географическим положением, вековым рабством.

Для народа нет большего зла, чем руководитель, исповедующий индивидуализм. Он легко становится врагом коллективных усилий и интересов. Такой руководитель скорее гонится за своими личными правами, чем обязанностями. Его идеалом является уединенное личное счастье. Сегодня таковы те, которые призваны руководить партией Кристофора и Ростома.

Неопределенность мировоззрения, политическое неумение и  недостаточное чувство ответственности – вот три зла, от которых катастрофически пострадали наш народ и сама «Дашнакцутюн».

«Дашнакцутюн» сейчас уже является вымирающим явлением. Ее существование отныне бесполезно, нелогично, не нужно. Она находится в противоречии с данной эпохой. Она должна исчезнуть. С сознанием этого я и ушел из «Дашнакцутюн».

Тер-Арутюнян Гарегин 

Январь 1947 года 

Внутренняя тюрьма МГБ Армянской ССР 

Отрывки из книги «Гарегин Нжде и КГБ»,

Комментарии

Что читать далее