Armat - national platform
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Овсеп Эмин и его борьба за освобождение армянского народа
Память

Овсеп Эмин и его борьба за освобождение армянского народа

Уникальное  географическое положение на стыке цивилизаций делали Армянское нагорье ареной постоянных завоеваний, кровопролитных войн, в ходе которых армяне систематически лишались государственности и были вынуждены веками терпеть иноземное иго. Неудивительно, что сложившиеся условия рождали среди народа выдающихся личностей, всю свою жизнь посвятивших национально-освободительной борьбе.

В 1726 году в иранском городе Хамадан, который находился во власти турок, у армянского купца Иосифа, чьи предки в царствование Шах-Аббаса (1587 – 1629) переселились в этот город из Армении, родился сын, названный в честь своего прапрадеда Эмином. Насилия и вымогательства со стороны иранских властей вынудили семью отправиться на поиски нового местожительства. Выросший на чужбине и одержимый идеей освобождения армян, Овсеп Эмин в одиночку пытался координировать различные силы от Индии до Европы, которые могли бы способствовать реализации его идеи.

В Индию за лучшей жизнью

Спасаясь от тяжелой жизни, семья Эмина переезжает в Индию, в которой в то время уже процветала армянская община. Армяне имели там серьезный торговый капитал, с которым англичанам, открывшим для себя индийский берег позднее, пришлось считаться. Благоприятные условия в этой далекой стране привели сюда множество армянских купцов, среди которых был и отец Эмина. Обосновались они в городе Калькутта, в котором на тот момент существовала многочисленная армянская колония.

Индия открыла перед Эмином новый мир. Здесь он впервые увидел европейцев, познакомился с их развитой техникой, военным искусством, передовой культурой. Это произвело на юношу неизгладимое впечатление, и он стремился познать этот мир как можно ближе, стремился к знаниям и просвещению. Эта неутолимая жажда знания сочеталась у него с высокоразвитым чувством патриотизма, которым он все более прони­кался, начиная с юных лет. Картины гнета, насилий и скорби его народа, которые он видел в детстве, навсегда запечатлелись в его памяти.  Он страдал за свой народ, пребывавший, как он писал, в рабстве и невежестве вследствие того, что их отцы не боролись за свою страну.

В одном из его писем можно прочитать: «Я решил, что поеду в Европу для изучения военного искусства и других необходимых для этого наук, и был уверен, что если я приеду в Армению в качестве европейского офицера, то смогу быть, хоть в какой-нибудь мере, полезен своей стране». Юноша еще тогда слышал о меликах, создавших в Арцахе полунезависимые княжества (меликства) и воодушевлялся их бесстрашием и свободолюбием. Он мечтал отправиться к ним и, обучив их европейскому военному мастерству, освободить с их помощью всю свою родину от ига персов и турок.

Отец категорически не разделял пристрастий Эмина, но это юношу не остановило – он все-таки отправляется в Европу, в частности, в Англию, уговорив одного английского капитана взять его на борт в качестве юнги. Путь из Индии в Англию длился долгие семь месяцев, на протяжении которых Эмину пришлось проделывать тяжелую работу на судне и терпеть плохое обращение и насмешки.

Путешествие в Англию

Тяжелая жизнь продолжилась и по прибытии в Англию: Эмин долгое время скитался и вынужден был зарабатывать на жизнь тяжелым трудом. Такое положение дел облегчалось разве что тем, что Эмин твердо знал, ради чего он приехал и чего хочет добиться. Он с настойчивостью и упорством прокладывал себе путь к знаниям, и это, в конце концов, заставило фортуну повернуться к нему лицом: по счастливой случайности он знакомится со знаменательными людьми.

Одним из них был сам Эдмунд Берк, будущий родоначальник идеологии консерватизма, выдающийся мыслитель и государственный деятель. Эдмунду Берку было в то время всего 26 лет и в Лондоне он, подобно Эмину, находился лишь недавно. Глубокая симпатия, которую сразу же внушил молодому Берку его сверстник, легко объяснима. На него произвела сильное впечатление тяга этого молодого армянина к просвещению, побудившая его бросить родительский дом и отправиться в далекую незнакомую страну. Было что-то общее и в самой их судьбе: он тоже был сыном, сбежавшим от своего отца. Бёрк жил в то время в Лондоне почти в полной безвестности и в тяжелых материальных условиях. Он, также как и Эмин, с большим трудом пробивал себе дорогу в высшее лондонское общество.

Эдмунд Берк

Следующее знакомство произошло в тяжелый период жизни Эмина, когда он уже, было, отчаялся и хотел все бросить и уехать обратно в Индию: он встречается с армянским юношей, доставившим в Лондон по поручению купцов из Алеппо арабского коня для лорда Нортумберленда. Юноша попросил его зайти в дом лорда, чтобы помочь ему объясниться со слугами, так как сам он не знал по-английски. Вскоре Эмин был вызван к самому Нортумберленду, который, выслушав его рассказ, предложил ему письменно изложить историю своей жизни.

Вернувшись домой, Эмин, не откладывая, стал сочинять послание, о котором просил его Нортумберленд. Он описывал в нем свое происхож­дение, рассказывал о своих патриотических мечтах, повествовал о своих мытарствах и неудачах в Лондоне. В заключение он указал, что если бы Нортумберленд сообщил его отцу, что у него имеется в Лондоне знатный покровитель, то его отец согласился бы дать ему деньги на получение образования в Англии.

Через несколько дней Нортумберленд вновь вызвал его к себе и принял с величайшим радушием, заявив о своем решении стать впредь его покровителем и добавил, что им заинтересовался сам королевский сын, герцог Кумберлендский, который также согласился покровительствовать ему и обещал устроить его учиться в королевской военной  академии в Вульвиче. Нортумберленд сразу ввел своего протеже в высшее лондонское общество, открыл ему двери в аристократические дома и салоны. Сделать это ему оказалось нетрудно, поскольку история Эмина вызвала живой интерес среди его друзей и знакомых. Этот человек Востока, так стремившийся к знанию и культуре и мечтавший стать освободителем своей далекой отчизны, был экзотической личностью, которой интересовались, особенно на первых  порах, как своего рода «раритетом». Как бы то ни было, в высшем лондонском обществе Эмин имел полный успех.

Герцог Кумберлендский выполнил свое обещание и вскоре определил Эмина в королевскую академию в Вульвиче для обучения «артиллерийскому делу и искусству фортификаций».

В вульвической академии Эмин пробыл всего лишь тринадцать месяцев. Военно-политические события, в которых участвовал его покровитель герцог Кумберлендский вскоре побудили его прекратить учение. Он решает последовать за своим покровителем и участвует в военных действиях. В одном из писем в этот период Эдмунд Берк пишет Эмину, что его случай особый, что его задача – не обычная военная карьера, а возможность проявить свои знания и способности среди своих соотечественников. 

С самого начала знакомства с высокопоставленными лицами Эмин старается использовать открывшиеся перед ним возможности. Он пишет четыре письма: губернатору Калькутты, своему отцу, калькуттским армянам и грузинскому царю Ираклию. В письме отцу он рассказывает о своей жизни в Англии, о стремлении получить военную карьеру ради борьбы армян с угнетателями, о покровителях и достижениях. Эмин хотел, чтобы отец послал ему хранившиеся у него 500 рупий.

Довольно интересно письмо, которое пишет Эмин грузинскому царю. Раньше Эмин полагался только на арцахских меликов в деле освобождения армянского народа. Но в 1750-х годах в Европе начали распространяться сведения об усилении грузинских государств Картлии и Кахетии. В первой половине 18-го века это были всего лишь вассальные княжества под властью Ирана, но, воспользовавшись смутой внутри Ирана, княжествам удается заметно укрепиться. В своем письме грузинскому царю Эмин пишет, что возлагает на него большие надежды в освобождении христиан от турецкого ига, вспоминая его происхождение от рода Багратидов (армянская царская династия) называет Ираклия «царем Грузии и Армении».

Эмин был намерен отправиться к Ираклию и реорганизовать его армию по высшим европейским стандартам, предлагал царю усилить его царство и сделать похожим на другие европейские государства. Он писал, что, если Ираклию удастся собрать под своей властью всех армян, то ни одно царство Востока не будет столь богатым и славным.

Овсеп Эмин пытался наладить контакт даже с фактическим главой английского правительства Уильямом Питтом. Как раз в это время он получает письмо от отца, в котором он сообщает, что его письма произвели сильное впечатление на калькуттских армян. Губернатор Калькутты отправляет письмо Эмина английскому резиденту в Басре (Ирак), чтобы тот отправил в Грузию. Таким образом, Эмин получает одобрение и поддержку как отца, так и калькуттской общины.

После долгих попыток Эмину все же удается добиться свидания с Питтом, который, улыбаясь, заметил, что специально долго не принимал, испытывая его упорство и желание. Однако цели и политические мечты, которые Эмин хотел осуществить, находились в явном противоречии с английской внешней политикой, которую совершенно не интересовала судьба армянских областей под властью Османской империи. Поэтому страстная речь Эмина могла затронуть Питта как человека, но не Питта как государственного деятеля.

Сразу же после свидания с Уильямом Питтом Эмин понимает, что не имеет смысла больше ждать. Об этом ему намекает и сам Питт, советуя «не терять больше времени». Таким образом, Эмин предпринимает свою первую поездку на родину, которую он давно планировал.

Поездка в Армению

Благодаря многочисленным связям в руках Эмина оказывается имперский паспорт, позволяющий ему безопасно путешествовать по Османской империи. Находясь уже в Турции, недалеко от Эрзрума, он узнает, что в близлежащей армянской деревне расположился турецкий воинский отряд. Он решает отправиться туда.

Вид на Эрзрум

Эта история важна с точки зрения понимания целей поездки Эмина. Жители деревни принимают его за турка и сразу отводят в дом старосты, закалывают для него барана и даже намереваются предложить денег: армяне привыкли к различного рода поборам. Пользуясь случаем, Эмин задает собравшимся вопрос, почему они, христиане, не свободны. Те отвечают, что их ждет свобода в лучшем мире, а на земле они должны подчиняться мусульманам. Тогда Эмин сбрасывает маску и говорит, что он армянин, и призывает их к борьбе за свободу. Он приводит им примеры западных христиан, не подчинившихся, а боровшихся за свою независимость. Его горячий призыв был поддержан местным священником, который сказал, что Эмин является тем человеком, который освободит их от угнетателей.

После пребывания в Западной Армении Эмин держит путь в Восточную, в частности, в Эчмиадзин. Там он с глубоким прискорбием узнает о смерти одного из арцахских храбрецов, отважного монаха Авага, прославившегося во время войн князей против местного Панах-хана. Это известие побудило его отказаться от своего намерения отправиться в Арцах, где он рассчитывал присоединиться к Авагу, организовать воинский отряд, а затем отправиться к царю Ираклию с предложением своих услуг.

В Эчмиадзине Эмин ближе знакомится с реальной обстановкой на Южном Кавказе. Именно здесь он со всей конкретной реальностью понял то, о чем раньше лишь смутно догадывался в далекой Англии: что помощь России необходима для освобождения армян, что даже помощь соседей Грузии в этом деле может быть обеспечена лишь в случае поддержки и покровительства России. Он решает вернуться обратно в Лондон, чтобы основательно подготовиться к поездке в Россию.

Поездка в Россию

Отправиться в Россию оказалось не так просто. Нужно было заручиться не только паспортом, но и соответствующими рекомендациями к русским государственным деятелям и влиятельным лицам в Петербурге. В этом Эмину опять помогли его английские друзья. Эмину удается получить паспорт и рекомендации от русского посла, князя Голицына. Чтобы заручиться поддержкой последнего, Эмин пишет письмо, в котором рассказывает историю своей жизни и про свою борьбу: «Я надеюсь, что это не повредит мне в ваших глазах если я скажу, что я страдал лишь из любви к моим гонимым соотечественникам-армянам». В заключении он писал: «Мое намерение остается прежним..., а именно – отправиться с рекомендацией Вашего превосходительства в Санкт-Петербург, чтобы быть представленным Тамраз Мирзе с тем, чтобы он послал меня к своему сыну, грузинскому принцу Ираклию, дабы мне выпало счастье служить у этого прославленного вождя, и иметь удовольствие и честь сражаться за христианскую веру и за свободу моих соотечественников».

Итак, заручившись поддержкой друзей и рекомендательными письмами, Эмин отправляется в Петербург. Там он встречается с представителями царской власти, одним из которых был граф Михаил Воронцов, который принял Эмина у себя дома. В целом, царские власти очень одобрительно отнеслись к его проекту освобождения Армении с помощью России. Воронцов дает ему рекомендательное письмо от своего имени для предоставления царю Ираклию. Также он получает материальную помощь от своих российских соотечественников-армян. Ему удается построить также хорошие отношения с Тамраз Мирзой, как он и планировал. Последний всячески ободрял его, выражая надежду, что армяне вскоре объединятся с грузинами, дабы окончательно сбросить с себя иноземное иго. Однако, спустя пару недель Тамраз Мирзе умирает. Это было большим несчастьем для Эмина, рассчитывавшего на его помощь и покровительство.

Граф Михаил Воронцов

Английские друзья дали было Эмину совет поступить на русскую службу, что, по их мнению, могло открыть перед ним заманчивые перспективы. Но тот оставался непреклонным; Эмин думал не о личной карьере, а об освобождении своего народа и поэтому, во что бы то ни стало, хотел ехать в Грузию и Армению.

Поездка в Грузию

Тбилиси того времени являлся пестрым и красочным городом, крупным торговым и ремесленным центром региона. По прибытии в Тбилиси Эмина отводят в дом армянского купца. Уже через неделю у него состоится встреча с царем Ираклием. Нужно отметить, что грузинский царь знал о силе и могуществе европейских государств, поэтому перенять европейское мастерство и использовать для блага страны полезные знания составляло одну из основных его задач. Поэтому вполне понятно, что Ираклий всецело одобрил приезд Эмина в Грузию. Несомненно, он отнесся с большим интересом к личности этого молодого человека, получившего образование в Европе и изучившего в Англии военное дело. Эмин был в его глазах, прежде всего, европейски образованным военным специалистом, который мог оказаться очень полезным. То обстоятельство, что он был не иностранцем, ехавшим служить к нему по найму, а армянином, воодушевленным искренним стремлением отдать в его распоряжение свои силы и знания, придавало ему в глазах царя еще большее значение.

царь Ираклий II

Чтобы сразу же покончить с этой темой, скажем прямо, что Ираклий не был способен увлечься политической программой Эмина. Все еще могущественной Османской империи Ираклий опасался, и вступать с ней в войну ради освобождения армянских земель отнюдь не думал. Что же касается ослабленной Персидской державы, то при всем своем честолюбии, он вполне довольствовался вассальной зависимостью соседних ханств. Это было и менее хлопотливо и более для него выгодно, чем непосредственное подчинение этих территорий. 

Находясь в Грузии, Эмин вел весьма обширную переписку со всеми, кто мог бы ему помочь в осуществлении планов. Из его слов известно, что это были арцахские мелики, в другом месте он упоминает настоятеля монастыря Св. Карапета (в Муше) Овнана, который всячески поддерживал стремления Эмина. Овнан склонил на его сторону видных армян из разных городов Западной Армении и говорил, что все армяне готовы взять в руки оружие и сражаться, даже женщины. Овнан требовал лишь, чтобы Эмин вторгся туда с небольшим отрядом, действующим от имени грузинского царя, так как только в этом видел залог успеха. Однако, как мы сказали выше, Ираклий вовсе не стремился начинать войну. В конце концов, Эмин покидает Грузию и пускается в странствия.

Эмин в Арцахе

Его кавказские путешествия и приключения в конечном итоге приведут его снова к армянам – в Арцах. В 18-ом веке арцахская земля представляла собой отдельные княжества, которые назывались меликства Хамсы. Ими руководили отважные и свободолюбивые мелики (князья), постоянно борющиеся с персами и турками. Проекты и идеи Эмина приходятся им по душе, и арцахцы принимают его с распростертыми объятиями. Эмину удается показать там свои военные способности: например, он помогает мелику Гюлистана Овсепу в борьбе против персидского хана Гандзака (Гянджи). Однако все его попытки организовать общенациональное восстание претерпевают неудачу. Все дело в том, что народ не был подготовлен к этому ни идеологически, ни психологически, а отдельные представители не способны освободить от чужеродного ига весь армянский народ. К тому же серьезным препятствием оказывается тот факт, что сами мелики не были едины в своих стремлениях и между ними постоянно происходили конфликты и разногласия.

Последние попытки: поездка в Индию

Одержимый патриотическими чувствами Эмин не сдается. Следующим его шагом становится попытка собрать войско с помощью армянской общины Индии и вернуться в Армению, где священник храма Святого Карапета должен был организовать общенациональное восстание. Эмин обосновывается в Нор-Джуге, в Персии – там ему обещали выделить средства на создание армии, которая, к слову, уже ожидала его в Салмасте и Хое (персидские города), и единственное, что было нужно – материальная поддержка. Эмину были готовы помочь, но все срывается по причине армянского епископа Иерусалима, который убеждает всех отказаться от помощи Эмину. Увидев, что помощь так и не дошла, Эмин отказывается от этой мысли и в 1773 году возвращается обратно в Индию, в город Мадрас.

Мадрас был в то время одним из центров армянского освободительного движения. Там имелась группа патриотически настроенных армянских деятелей во главе с богатым купцом Шаамиром Шаамиряном. Кружок Шаамиряна, тоже находившийся под влиянием идей английской просветительской философии, вел активную пропаганду за освобождение Армении и создание независимого армянского государства. 

Шаамир Шаамирян

Эмин был крайне радушно принят Шаамиряном, который охотно пошел ему навстречу. Шаамирян убедил «других армянских торговцев» дать обещание совместно выдавать Эмину по 12 тысяч рупий в год с тем, чтобы он снова отправился в Армению и набрал там «некоторое количество войск». Мадрасские богачи должны были, следовательно, финансировать вооруженную борьбу за освобождение Армении, которую Эмин вновь брался организовать и возглавить. Один из них, известный мадрасский купец Грикор Ходжаджанян, обещал даже завещать ему на эти освободительные цели часть своего состояния, если только ему удастся заручиться содействием армянского католикоса  Симеона. Однако и тут в дело вмешался епископ Ованес, собиравший в то время в Индии пожертвования в пользу Иерусалимского монастыря. Он принял все меры, чтобы воспрепятствовать осуществлению планов: под его влиянием местные армянские богачи отказались от обещанной ими помощи, тем более что некоторые из них еще до этого обуславливали свое содействие благоприят­ным отношением к этим проектам церкви и католикоса. По словам Эмина, лишь один Шаамирян до конца оставался на его стороне, негодуя против поведения Ованеса и осуждая невежество своих соотечественников, попавших под его влияние, но ничего не мог с этим поделать.

Автобиография

Чувствуя приближение старости, Эмин по совету друзей решил рассказать историю прожитой жизни, похожей на роман. Его автобиография, написанная на английском языке, должна была, по его замыслу, познакомить европейское общество с армянским освободительным движением и поставить вопрос об освобождении Армении. Она должна была далее просветить его собственных соотечественников, пробудить их от долгой спячки, призвать их к борьбе за свою независимость. Он твердо надеялся, что его книгу будут читать молодые армяне.

Опубликование автобиографии Эмина вызвало оживленные отклики среди индийских армян. В своей книге Эмин очень резко отзывался и об армянском духовенстве и об армянском купечестве. Неудачу своих освободительных планов он прямо приписывал алчности и эгоизму «богатых людей» и противодействию духовенства. 

Публикуя на седьмом десятке лет свою автобиографию, Эмин отнюдь не думал, однако, закончить на этом свою общественную деятельность. Даже на старости лет он не хотел ограни­чиваться пропагандой просветительных и освободительных идей, а готов был снова, в случае необходимости, принять активное участие в освободительном движении. Мысли о благе родной страны не покидали его ни на минуту. 

Эмину, однако, не пришлось больше покинуть пределы Индии, где ему суждено было провести свои последние годы. Большой радостью для старика были письма его бывших друзей, которые он время от времени получал из Англии в ответ на свои послания. Так, в 1789 году он получил трогательное письмо от Берка, знаменитого уже в то время публициста и го­сударственного деятеля. Берк, называя  его  своим «дорогим  старым другом», заверял,  что всегда помнит о нем. «Вы пытались осуществить великие цели, исходя из благородных принципов. Вы потерпели неудачу, но быть может лично для вас это лучше, чем, если бы вы преуспели, так как вы сейчас являетесь честным и, как надеюсь, счастливым частным лицом»

До конца жизни оставаясь верным идее национально-освободительной борьбы, Эмин считал своим долгом пробудить историческую память, показывая на ярких примерах, что армяне в свое время имели мощное и независимое царство. Он был убежден, что достичь реальной политической независимости и свободы можно лишь собственными силами. Только так народ может восстановить свое попранное достоинство, так как ни один народ не может «подарить» достоинство другому народу.

Источники: А.Р. Ионнисян, «Иосиф Эмин», К.А. Мирумян «История армянской политической мысли».

 

Комментарии

Что читать далее