Armat - national platforms
Регистрация
1

....

2
Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Позвольте нам узнать о вас немного больше
Выполнено
Войти
Войдите, чтобы иметь возможность публиковаться и делиться своим мнением и взглядами
Войти
Забыли пароль?

или присоединяйтесь к нам через социальную сеть

Отправить
Войти
Регистрация
Борис Акунин и его детективный роман «Черный город»: армянские и тюркские нувориши, нефтемагнаты, бандиты и нефть в Баку начала XX века
Культура

Борис Акунин и его детективный роман «Черный город»: армянские и тюркские нувориши, нефтемагнаты, бандиты и нефть в Баку начала XX века

Роман Бориса Акунина «Черный город» уникален тем, что там описывается Баку накануне Первой мировой войны: «Великолепный и страшный город нефти, нуворишей, пламенных террористов и восточных разбойников», в котором происходило постоянное столкновение армян и закавказских татар (азербайджанцев).

Главный герой романа, Эраст Фандорин, – детектив и чиновник, которому дали особо важное задание – поймать профессионального киллера и террориста, стремящегося убить русского царя и тем самым положить конец царской России и дать начало советской эпохе. Борис Акунин переносит своих героев в Баку, где в то время процветал криминальный мир и скрывалась большая террористическая группа левой направленности.

Черный город – это район Баку, где был сосредоточен богатейший нефтяной промысел города.

Акунин пишет: «Слишком поздно, когда уже ничего не изменишь, я понял, что Баку – опасная локация для  романа, действие которого происходит в 1914 году. Потому что тогда  в Баку жили азербайджанцы и армяне. А теперь армяне там больше не живут. И тема эта очень болезненна для обоих народов. Добрые люди с обеих сторон, узнав, что за роман я пишу, стали меня предостерегать взаимоисключающим образом. “Если в романе будут действовать армяне, на вас смертельно обидится весь Азербайджан”, –  говорили одни. “Если в Баку 1914 года не окажется армян или окажутся, но плохие – Армения вам этого не простит”, –  говорили другие. Я очень не хотел никого обижать. Но в конце концов решил писать, как пишется. У меня там есть и армяне, и азербайджанцы; среди тех и других попадаются симпатичные, попадаются жутко противные – в общем, всё, как в жизни. А издатель посоветовал вставить на авантитул приписку про то, что я очень уважаю обе нации и желаю им наладить отношения. Я так и сделал, потому что это чистая правда».

Надо сказать, что автор взялся за довольно щепетильную тему и настолько окунулся в атмосферу предвоенного Баку начала XX века, что, кажется, будто он проживает в данное время. Глубокие исторические познания приятно удивляют и, читая книгу, невозможно обвинить Акунина в предвзятости и субъективном отношении к какому-либо из народов, и в этом большая информативная ценность данного произведения.

«Российская история города Баку, – пишет Акунин, – насчитывает двести лет». Приказ «идтить к Баке» дал Петр Великий во время персидского похода, считая город «ключом ко всему делу». Поскольку это произошло в доэнергетическую эпоху, он даже представить себе не мог, до какой степени Баку будет  этим самым «ключом ко всему делу», превратившись в самый дорогой город империи.

В эту доэнергетическую эпоху в Баку проживало всего семь тысяч человек, а город был совершенно непримечателен, архитектура, как пишет Акунин, была «азиятской» и «по преимуществу глинобитной». 

В то время нефть служила лишь в качестве дешевого осветительного масла, но все изменилось, когда этой нефтью заинтересовался молодой швед Роберт Нобель, «брат владельца петербургского оружейного завода». Он положил начало первому промыслу.

Нефтяная промышленность начала развиваться с огромной скоростью: в начале Нобель нанял всего 30 человек, однако в 1913 году на бакинских предприятиях трудились уже 30 тысяч человек, а прибыль составляла 18 миллионов рублей.

Золотая жила способствовала тому, что за полвека население города увеличилось в 40 раз, появилось много нелегальных рабочих, в основном из Ирана, которые проживали в трущобах.

Про население города Акунин пишет: «Здесь преобладают два племени: адербейджанские татары, совершенно неправильно называемые персами, и армяне», приводя данные из путеводителя, и отмечает, что «в этнографическом справочнике коренную народность называют “азербайджанскими тюрками”, и как правильнее, непонятно». В том же справочнике приводятся данные о 101.803 мусульманах, 67.730 русских, 57.040 армян, 1990 грузин, а также «весьма значительное количество иностранных подданных» к 1914 году.

Акунин называет Баку «самым опасным местом в Российской империи», ведь там проходили нешуточные бои между нефтяными баронами, тюрками и армянами. Заряженную атмосферу усугубляло наличие иностранных агентов, революционеров «всех оттенков» и уголовников.

Примечательно описание облика города в начале XX века. Акунин называет Баку «восточным городом, спрятанным внутри европейского», где «совершенно европейские проспекты», проложенные булыжником, на которых красовались невысокие каменные дома, «будто на Петровке или Неглинной». Однако за этими стенами начиналась Азия: «Плотно сбившиеся невысокие дома с плоскими крышами, темные щели переулков, желтые каменные мостовые — и толпа, в которой совсем не было людей в европейском платье, а в разноголосом гомоне не звучало ни одного русского слова».

Особняк Мардакяна находился неподалеку от знойной пустыни с нефтяными вышками, но «можно было подумать, что автомобиль уехал от города не на два десятка верст, а переместился из одного климатического пояса в другой — из зоны пустынь в субтропики». Все это достигалось «нанотехнологиями»: зимой из гор привозилось сотни тонн льда, складывались в специальные погреба и гонялись по трудам, что создавало в этой зоне прохладную атмосферу.

Устами Гасыма также повествуется его версия причины вражды между армянами и тюрками:

«Русские чиновники всегда, сто лет, за армяне были. Потому что армяне крест носят, Библия читают. Но армяне не только Библия, армяне другие книжки тоже читают, а от книжки в голова ветер дует. Кто книжки много читает, начальство не уважает, хочет всё другое сделать. Рэволюция хочет. А начальство рэволюция не хочет, начальство хочет, чтобы тихо и порядок. Десять лет назад в Баку был губернатор Накашидзе. Он был грузин, а грузины только чуть-чуть лучше, чем армяне. Накашидзе-губернатор вместе с Охранка захотел армяне напугать. Чтобы забыли рэволюция. Охранка сказала глупые и жадные люди (у нас (имеется в виду у тюрок – прим. ред.) такие тоже есть): можно армяне немножко грабить и резать. Когда начальство разрешает резать, это легко. Стали резать, грабить. «Немножко» не получилось, потому что немножко резать никогда не получается. Начальство говорит: хватит, а люди еще хотят. Тогда солдаты стрелять стали. А на Кавказ стрелять начнешь – стрельба нескоро кончится. Люди обиделись, убили главный генерал, который приказ давал. Армяне обиделись на Накашидзе-губернатор, тоже убили. Из-за глупые и жадные мусульмане армяне на все мусульмане обиделись. Стрелять стали. Тогда наши на армяне еще больше обиделись. Всё, теперь сто лет стрелять будем. Это Кавказ. Мы не любим армяне, армяне не любят нас, все вместе не любим русские. Раньше в Баку все рядом жили. Гуляй кто где хочешь. Теперь нет. От Баилов мыс до Ольгинская мусульмане живут, дальше к север армяне живут. Гулять можно, но лучше не надо.

– Но если ты п-понимаешь, как это всё произошло и кто виноват, почему же ты так ненавидишь армян? – спросил Фандорин.

– У кровь своя правда. Когда кровь полилась, голова молчит. Мужчина должен делать что должен, а дальше Аллах судит. Армяне стреляли меня, я стрелял армяне. Но в тюрьма меня посадили не армяне – русские. В тюрьма армяне тоже были, много, но драка не было, и ругань не было. В тюрьма один враг – начальство. Когда русская начальство из Баку уйдет, совсем уйдет, вот тогда мы армяне кончать будем. А пока только не любим. Сильно резать пока не будем» – ответил ему Гасым.


Интриги между героями романа разной политической, этнической, сословной принадлежности, нешуточные страсти, расследования и многое другое скрывается на страницах романа Бориса Акунина, название которого, по его словам, появилось вместе с идеей.  Перчинки ко всему перечисленному добавляет эпичная концовка.

Очень рекомендуется к прочтению.

 

Борис Акунин, он же Григорий Чхартишвили,  – российский писатель, учёный-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель.

 

Комментарии

Что читать далее